Услуги адвоката это рынок

Услуги адвоката это рынок

Стоимость услуг адвоката и юриста имеет существенное значение для выбора своего представителя как в суде, так и для удовлетворения других потребностей. Одним из критериев выбора исполнителя для всех является выбор наилучшего соотношения цены — качества.

На примере существующих цен на такие услуги как юридические в Ростове-на-Дону предлагаю рассмотреть в чем же заключается ценообразование на рынке юридических услуг.

Стоимость услуг адвоката и юриста — субъекты анализа.

При таком анализе мы будем использовать существующие данные из открытых источников и данные полученные с помощью личного обращения к лицам, предоставляющим юридические услуги.

Стоимость услуг адвоката и юриста.

В рассматриваемой нами сфере существует пожалуй четыре основных типа субъектов, оказывающих такие услуги. Это адвокаты, индивидуальные предприниматели, юридические фирмы, как привило ООО и частнопрактикующие юристы. Если с адвокатами и ИП все как бы понятно, то к юридическим фирмам мы будем относить все ООО, которые занимаются оказанием юридических услуг.

К частнопрактикующим юристам будем относить тех, кто оказывает такую работу либо как в дополнение к своей основной деятельности (преподаватели, юристы тех организаций, которые не занимаются оказанием юридических услуг), либо лиц оказывающих такие услуги не на постоянной основе.

Стоимость услуг адвоката и юриста — адвокат.

Представитель древней профессии в своей деятельности ориентируются, как правило, на решение Совета своей Адвокатской палаты, в которой они состоят в членстве. Это решение носит информационный характер и является лишь ориентиром цен.

Так этой категорий оказывались услуги, размер оплаты которых составляет около 40000 рублей по гражданским спорам, консультации и справки по цене 1800 рублей и около 58000 рублей по арбитражным делам, составление исковых заявлений 5400 рублей.

Более детально каждый адвокат сам определяет свою цену. Так наиболее адекватную оплату предлагает адвокат Ефремов Г.Г. на своем сайте.

Стоимость услуг адвоката и юриста — юридические фирмы.

Организации при определении стоимости своих услуг больше ориентируются уже не только на цены на рынке, они считают еще и свои затраты, такие как аренда помещения, налоги, заработная плата работников и самое главное это расходы на получение клиента.

Не открою большого секрета, если скажу, что уже давно многие юридические фирмы покупают заявки, которые граждане оставляют на разных сайтах под видом бесплатной консультации. Такие обращения называются ЛИДАМИ и продаются продавцами сайтов.

Покупая эти ЛИДЫ юридические фирмы обзванивают и приглашают клиентов на консультацию, где уже обговаривают стоимость своей работы. Для такого об звона нужен специальный работник (студент) или целый штат, зависит от размаха деятельности.

Используя психологические навыки, стоимость услуг адвоката и юриста, которая может быть просто мягко говоря навязана, будет уже определяться и финансовым состоянием самого клиента, его социальным положением. Но, в любом случае, она не станет дешевой. В дальнейшем возьмем для обзора такую юридическую фирму как ООО «Южная федеральная правовая компания».

Стоимость услуг адвоката и юриста — ИП и частнопрактикующие юристы.

ИП, частнопрактикующие юристы могут себе позволить уменьшить стоимость услуг адвоката и юриста за счет меньшей налоговой нагрузки и способностью уменьшения так называемых производственных расходов.
При этом, чтобы не было недопонимания следует подчеркнуть, что адвокат может оказаться Вашим представителем в суде и в том случае если Вы заключили договор с ИП или юридической фирмой.

Зачастую юридические фирмы, наравне с ИП выступают лишь посредниками, соответственно и стоимость услуг адвоката и юриста будет возрастать. Из этой группы можно взять таких, как например, Останин Г.В.

Частнопрактикующие юристы занимаются узкоспециализированными вопросами и найти их можно преимущественно по совету знакомых. Поэтому стоимость услуг адвоката и юриста для этой категории субъектов следует приравнять к наиболее меньшей, сопоставимой с ИП.

Стоимость услуг адвоката и юриста — обзор.

Для критериев оценки мы возьмем несколько категорий дел — взыскание алиментов, споры со страховыми компаниями, дела о банкротстве граждан, жилищные, земельные споры, консультирование.

  • По делам о взыскании алиментов пожалуй лидером в цене будет ИП, здесь плата специалисту будет составлять около 10000-15000 рублей. Адвокаты оценят свою работу от 15000 рублей, а юридические фирмы от 20000 рублей.
  • По требованиям к страховым компаниям предложений настолько много, что это сказалось на цене. Цена работы юриста в этом сегменте составит около 15000 — 20000 рублей у ИП и адвоката, немногим больше в юридической компании — в диапазоне 20000 -25000 рублей.
  • Банкротство граждан обойдется куда дороже. Плата за услугу в этом случае будет иметь большой разброс. От 30000 рублей у ИП и частнопрактикующего юриста, до 50000 рублей у адвоката и 120000 рублей у юридических фирм.
  • Такой разброс цен является следствием того, что данные споры только начались, они длительные, рассматриваются в арбитражных судах, и юридические фирмы просто забивают интернет своей рекламой, неся большие расходы.

    • Жилищные, земельные, как в прочем и наследстве споры достаточно емкие, поэтому цена работы юриста в этой сфере будет также сильно колебаться. ИП, частнопрактикующий юрист оценят свои услуги около 20000 — 25000, адвокат значительно отличаться не будет, а вот юридические фирмы могут выставить до 100000 рублей, поясняя это наличием только у них уникальных профессионалов.
    • Консультирование обойдется от 500 у ИП, до у адвоката и 1500 у юридических фирм.
    • Следует отметить, что в данном обзоре мы не брали в учет цены субъектов, которые считают себя раскрученным брендом, соответственно взвинчивая цена.
    • Стоимость услуг адвоката и юриста у нас.

      Что касается нас, то мы исходим из иной оценки цены такой работы. Практически по всем делам стоимость услуг адвоката и юриста определяется размером тех сумм, которые в последующем будут взысканы в Вашу пользу по решению суда как расходы на представителя.

      Особенностью для такого подхода является тот факт, что суды далеко не всегда взыскивают именно те расходы, которые были оплачены при оказании юридической услуги.

      Поэтому имея достаточно богатый опыт рассмотрения дел судами нам уже известны те ориентиры, по которым суд будет взыскивать понесенные расходы за оказанную помощь. Судами будет оценена сложность дела, длительность его рассмотрения, объема материалов и выполненной работы, а также уровень сложившихся цен по указанным делам.

      Возвращаясь к рассматриваемым категориям дел следует указать, что по алиментным делам судами будут признаны обоснованными расходы в пределах 10000 — 15000 рублей, по требованиям к страховым компаниям 15000 — 20000 рублей, по жилищным, земельным спорам 20000 — 25000 рублей.

      Дела по банкротству граждан, так же как и некоторые другие дела, не могут быть оценены по такому подходу в силу того, что по этим делам возмещение расходов не происходит.

      В данном случае мы придерживаемся адекватных цен, которые готовы представить по данным делам ИП.

      Нашей особенностью является то, что мы — коллектив частнопрактикующих юристов и адвокатов, мы не используем метод работы юридических фирм, а работаем со своей клиентской базой.

      Стоимость услуг адвоката и юриста — качество.

      Определившись с адекватными ценами следует определиться и с качеством предоставляемой услуги. Наверное очевидно, что по требованиям к страховой компании нет необходимости искать Г.Резника. Эти дела уже достаточно много раз были предметом обзоров, пленумов высшего суда.

      Многообразие судебной практики также позволяет доверить свой вопрос любому специалисту, который два три года уже занимается именно такими делами.

      Однако доверяться по вопросам более значимым и узкоспециальным любому профессионалу не следует. Этот вопрос мы уже поднимали в статье, но не лишним будет напомнить, что вопрос качества определяется прежде всего советом близких и хорошо знакомых, а также специализацией субъекта профессиональной деятельности.

      Не лишним будет увидеть и несколько решений судов с участием специалиста по аналогичным спорам. В любом случае выбор за Вами, но следует помнить, что опыт работы должен иметь превалирующее значение.

      Следует еще отметить такую особенность, как стоимость услуг адвоката и юриста по уголовным делам. В какую бы юридическую организацию Вы не обратились, помощь по уголовным делам сможет оказать только адвокат. Такая уж у него монополия по закону.

      Поэтому любое обращение к ИП, в юридическую фирму, повлекут за собой лишь то, что помощь Вам в лучшем случае будет оказывать все равно адвокат. Только нужен ли Вам посредник в виде предпринимателя или юридической организации за Ваш же счет?

      В худшем случае Вас будут просто обманывать, рассказывая, что сотрудники компании имеют огромный опыт работы по уголовным делам. Представитель же адвокатского сообщества не имеет право состоять в трудовых отношениях, поэтому его сотрудничество с предпринимателем или юридической компанией будет носить платный характер.

      Так что по уголовным делам искать нужно только адвоката в адвокатских образованиях — Адвокатские коллегии, адвокатские кабинеты и только тех защитников, которые специализируются именно на уголовных делах.

      Рынок юридических услуг предлагается зачистить от юристов

      Минюст доработал концепцию адвокатской монополии — речь теперь идет об ограничении не только права на судебное представительство, но и в принципе на оказание платных юридических услуг. Заниматься этим, по проекту министерства, с 2023 года смогут только адвокаты. В Федеральной палате адвокатов (ФПА) инициативу ожидаемо поддерживают. Но, по мнению юристов, их переход в адвокатуру не гарантирует клиенту качественной правовой помощи, в целом же такая реформа может привести к уничтожению рынка юруслуг.

      Вчера Минюст опубликовал новую версию концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи. Основными целями реформы заявлены: повышение качества юруслуг, совершенствование института адвокатуры и создание системы профессиональной правовой помощи, отвечающей международным стандартам. Ранее с инициативой ограничения права на представление интересов в судах выступали глава комитета Госдумы по госстроительству Павел Крашенинников и Верховный суд РФ, предложившие допускать в суды только юристов. Проект же Минюста, разработанный совместно с ФПА, предполагает еще более узкий фильтр — только адвокатов.

      Первый этап реализации — 2018 год, в котором нужно будет подготовить правовые акты, позволяющие адвокатам работать по трудовому договору, дающие возможность участия адвокатских образований в госзакупках и детализирующие налогообложение.
      Второй этап реформы запланирован на 2019 год. Цель — создать временный упрощенный порядок перехода лиц в адвокатуру. Он предполагает тестирование на знание только закона об адвокатской деятельности, будет действовать до 2023 года и применяться для лиц, соответствующих общим требованиям закона об адвокатуре и отвечающих ряду дополнительных критериев (сами критерии пока не называются). Остальным нужно будет сдавать квалификационный экзамен. Для юристов с опытом работы от пяти лет он будет проводиться в упрощенном порядке, вступительные взносы для них предлагается снизить или вовсе отменить.

      Проект снимает требование об обязательном пятилетнем стаже в адвокатском образовании после получения статуса, но вводит ответственность за непрохождение курсов повышения квалификации.

      Финальный этап Минюст относит на 2020–2022 годы.
      С этой даты представительство в судах смогут осуществлять только адвокаты, равно как и оказывать возмездные юридические услуги. Юрфирмы должны будут получить статус адвокатского образования.

      Президент ФПА Юрий Пилипенко заявил “Ъ”, что палата одобрительно относится к проекту концепции: «Его подготовка ведется уже шесть лет, это доработанный вариант — более взвешенный и сбалансированный». Он полагает, что ввести исключительное право адвокатов на судебное представительство можно не с 2023 года, а даже на пару лет раньше.
      Управляющий партнер адвокатского бюро «Бартолиус» Юлий Тай поддерживает саму идею создания единой профессии: «Если это будет системная реформа, которая одновременно будет улучшать адвокатуру, если будет понятный и прозрачный порядок вхождения в нее, я не вижу в этом ничего плохого». «Однако большой вопрос — как будет проводиться реформа. Она должна предоставить гарантии юристам, которые отвечают всем критериям — они должны беспрепятственно стать частью адвокатской корпорации,— подчеркивает Юлий Тай.— Главное, сохранить независимость адвокатуры, поэтому важно, чтобы контроль над переходом в адвокатуру осуществляло не государство, а само сообщество. Если же юристы и адвокаты в итоге потеряют способность противостоять государству, то лучше никакую реформу не делать».

      Юристы отнеслись к проекту Минюста негативно. Руководитель проектов АКГ «МЭФ-Аудит» Александр Овеснов называет такую реформу «катастрофой для юридического рынка»: «По концепции получается, что всех загоняют под одну гребенку, но уровень помощи в коммерческой сфере, востребованной бизнесом, со стороны адвокатов будет низким, а помощь по уголовному праву юристы без опыта тоже не смогут качественно предоставлять, но их могут обязать».
      Отметим, что в проекте Минюста запланировано создание адвокатских специализаций.
      Гендиректор юридической компании «НП-Эдвайс» Наталья Пантюхина тоже не поддерживает проект: «Новая версия концепции не снимает ни один из ключевых вопросов противников адвокатской монополии. Юристов в России 1,5–2 млн человек. Как они собираются принимать у них всех экзамен и останется ли он платным? Какие взносы будут в адвокатские палаты? Можно ли отказаться быть адвокатом по назначению? Останется ли ограничение по региону, где адвокат может работать?» По ее мнению, «в этом виде реформа ведет к уничтожению рынка юруслуг». «Цель — повышение квалификации представителей в судах и качества юруслуг, но чем вольные юристы отличаются от корпоративных юристов, которым не нужен статус адвоката для хождения в суды?» — недоумевает Наталья Пантюхина. Александр Овеснов добавляет, что юруслуги сейчас могут оказывать и аудиторы, таможенные брокеры и другие специалисты, каждый в своей сфере: «Как быть с ними — им тоже нужно будет переходить в адвокатуру либо отказываться от своей доли рынка?»

      Александр Глисков: «Деловая репутация дороже унитаза»

      Богатые и знаменитые адвокаты сделали себе имя на громких судебных процессах конца девяностых — начала двухтысячных. На авторитете и живут. Но это в Москве, а в Красноярске сегодня адвокаты в миллионах не купаются, уверяет депутат городского Совета Александр Глисков. Зато, бывает, летают работать в столицу — региональные специалисты практически того же уровня обходятся дешевле. Несмотря на реформу адвокатуры, проведенную в 2002 году, рынок этих услуг до сих пор не всегда поддается логике.

      Противостояние по состоянию

      Александр Александрович, насколько рынок адвокатских услуг развит в нашем регионе?

      У меня есть серьезные сомнения, можно ли употреблять тут термин «рынок». Законодательство определяет адвоката не как предпринимателя, который продает услугу в чистом виде, а как специалиста, который оказывает квалифицированную юридическую помощь. И деятельность адвоката в этом смысле не предпринимательская, она не должна выстраиваться по рыночным принципам. Хотя по факту, конечно, есть рынок юридических услуг. В нем с одной стороны существуют адвокатские образования, с другой — значительное количество всевозможных фирм, фирмочек, индивидуальных предпринимателей и просто юристов, никак не оформленных, которые за деньги предлагают сделать ту же самую работу.

      А сколько игроков находится по ту и по другую сторону? Есть ли конкуренция?

      Адвокатов в Красноярском крае примерно 950. Специалисты либо работают индивидуально, либо объединяются в адвокатские бюро, коллегии адвокатов. Всех прочих сосчитать сложно, но, я думаю, их раз в 10 больше. Какого-то противостояния открытого между этими группами, да и внутри адвокатского сегмента, нет.

      Открытого?

      Да и скрытого тоже нет. Я в свое время в адвокатской палате уже поднимал вопрос о том, что пора уже нам как-то позиционироваться со своими этическими принципами, стандартами работы. Ведь в глазах рядового человека нет разницы между юристами и адвокатами. Как правило, он либо всех юристов считает адвокатами, либо вообще не видит между первыми и вторыми никаких различий.

      Формально любой адвокат — юрист, в дипломе специальность у него обозначена как «юриспруденция». И, не имея диплома с такой записью, адвокатом стать нельзя. Но по закону адвокат — это тот, кто включен в реестр адвокатов субъектов Федерации. Чтобы вступить, надо минимум два года отработать по специальности и сдать квалификационный экзамен.

      Нужно понимать, что статус адвоката дает больше обязанностей, чем прав. Самое значимое право — участвовать в предварительном следствии — и то спорное. Есть практика, когда наряду с адвокатом или вместо него на суд и следствие допускают иных лиц.

      А что касается обязанностей?

      Обязанностей реально больше: есть обязанность хранить адвокатскую тайну, платить отчисления на нужды палаты, есть обязанность определенным категориям граждан оказывать бесплатную юридическую помощь. К вопросу о рыночных отношениях: существует запрет на рекламу адвокатских услуг. Мы не имеем права рекламировать себя, только информировать без использования каких-либо оценочных категорий. Разместить рекламный ролик на ТВ со слоганом о том, что я самый лучший, точно не могу — сразу лишат статуса.

      Именно поэтому явного противостояния по рыночным законам здесь нет. Не переманивают клиентов ценовой политикой, бонусами, дисконтными картами. Во всяком случае, этого не должно быть. Меня удивляет, когда в списке услуг накопительных карт или дисконтов рядом с мойками машин и доставкой цветов я вижу десятипроцентную скидку на услуги адвоката.

      Благо такие случаи редкие. Ведь механизм выбора адвоката отличается от покупки кефира. Продукты ты покупаешь в ближайшем супермаркете или там, где дешевле, а адвоката — по рекомендации. И маркетинговые механизмы тут не работают. Вот «неадвокаты» — дело другое: чего только не увидишь. И скидки, и первая консультация бесплатно.

      С конкуренцией понятно, а сотрудничество есть?

      Его очень редко удается выстроить. Чаще оно бывает межотраслевое. Например, юридическая контора ведет финансовые дела клиента, и когда он обращается с просьбой представлять интересы в уголовном деле, коллеги обращаются за помощью к нам. Если в фирме работают хорошие специалисты, это вполне возможно. Хуже, когда наоборот, горе-юристы пытаются все решить своими силами, нагородят, а нам потом приходится в этом разбираться.

      На юридические услуги ведь нет никакого ценза, можно и сумасшедшему доверить свое дело. У него ведь в суде не спросят справку о душевном здоровье. А бывает и так, что юристы, напротив, больно пронырливые и делают деньги на своих же бывших нанимателях. Например, работал человек в строительной фирме. Потом ушел из нее, открыл собственную контору и дает рекламу: «Желающие судиться с такой-то фирмой, обращайтесь ко мне».

      Необходимый минимум

      Можно ли измерить рынок в деньгах?

      Мне сложно это сделать. Я не знаю объективных критериев, по которым рынок можно было бы померить: он очень разнородный. Ведь многие крупные компании с местными игроками не работают, нанимают специалистов из столицы. Соответственно, платят им по тем расценкам, а я даже не представляю, какие это суммы. Возможно, и миллионы долларов.

      Ценовая политика у всех разная.

      Даже внутри Красноярска?

      Конечно. Каждый сам устанавливает цену своих услуг, подход индивидуальный. Например, моя работа зависит и от объема труда, который я прогнозирую по этому делу, и от уровня благосостояния клиента. Приходит человек и говорит, что обошел пять контор и везде цена разная. Как ему объяснить, почему мы просим именно столько?

      То есть для каждого цена своя, прайса как такового нет?

      Есть минимальные ставки, рекомендованные палатой адвокатов. Они свои для каждого конкретного региона. Ниже этих ставок опускать цену нет смысла, их и устанавливают для того, чтобы не было демпинга внутри сообщества. С точки зрения совета палаты, за одну устную консультацию без анализа документов нужно брать минимум 500 рублей, за составление одного искового заявления — 3000, за представление интересов в арбитражном суде — 9000 рублей за судодень и т. д.

      К этой ставке уже каждый накручивает то, что ему нужно. А велика ли накрутка?

      Она в процентах не измеряется. В Москве, например, общепринята почасовая оплата: 200, 500 или 1000 евро, в зависимости от фирмы. И не важно, это час, проведенный в стенах суда или же за изучением материала дела. У нас эта система как-то не приживается. Мы, наоборот, чаще назначаем плату за все дело сразу. Адвокат ведь по большей части работает с судебными делами, в меньшей степени его касается текущее сопровождение бизнеса. Иногда практикуется помесячная оплата до тех пор, пока дело не дойдет до логического конца.

      Старый спор о том, должен ли адвокат брать деньги за работу, если дело проиграно. С одной стороны, по гражданским делам возможно брать оплату по результативности, даже кодекс профессиональной этики допускает такой вариант. Это приемлемо, например, в бракоразводных делах. В Америке нормальная практика — оценивать свой гонорар в процентах от всего, что достанется супругу или супруге.

      Но на практике такая схема почти не используется. Например, газете предъявили иск на миллион. Суд признал половину слов недостоверными, половину — достоверными и взыскал 50 тысяч вместо запрошенного миллиона. Каким образом я должен исчислить свой гонорар? Поэтому фразы в духе «мы вам денег дадим, а вы нам ничего не выиграете» я считаю глупостью. Я не могу себе позволить работать бесплатно. А по уголовным делам ставить гонорар в зависимость от результата запрещено.

      И все же хотелось бы услышать хоть какие-то цифры, чтобы понимать величину прибыли адвоката.

      Мы для себя в бюро, допустим, решили четко: меньше чем за 100 тысяч рублей по уголовному делу не работать. То же самое и по гражданским делам, минимальная планка — 50 тысяч. Этого тоже многие не понимают. Есть же, мол, разница, или человек миллион украл, или он с кем-то подрался. Или долги взыскивает, или деловую репутацию защищает. Но для меня как адвоката с точки зрения трудозатрат разницы нет. Ну а если фирма оценивает свою деловую репутацию суммой меньше, чем стоит унитаз в магазине элитной сантехники, то извините.

      Но это опять же — наш минимум. А максимальные ставки зависят от многого. На днях мы заключили договор с московским вузом, чья кафедра провела независимую оценку дела с точки зрения уголовного права. Перечислили мы им 550 тысяч рублей за заключение по одному конкретному делу. Эти затраты, конечно, легли на клиента. Такие цены в Москве, и человек должен быть готов к таким непредвиденным расходам, если он нуждается в полноценной защите.

      Что касается дохода каждого конкретного адвоката, то прикинуть какие-то цифры трудно. Все зависит от квалификации, стажа. Могу сказать, что миллионы долларов в нашем городе не зарабатывают. Адвокаты — это средний класс. В Европе, где правовая культура выше, чем у нас, и доходы наших коллег другие.

      Жадные клиенты

      Что происходит сейчас со спросом?

      Не могу сказать, что он не растет. Времена бандитизма уходят в прошлое, и люди все чаще стараются решать вопросы в правовом поле. Но кризисные явления в экономике остановили этот процесс: многие потенциальные клиенты просто не могут себе позволить оплатить услуги адвоката. В суде можно увидеть огромное количество людей, которые защищают себя сами. Кто-то идет на это из-за банальной жадности, кто-то из-за самоуверенности, но велик процент тех, кому услуги специалиста не по карману. Процессы эти объективные, государство пытается это регулировать, создавая государственные юридические бюро, адвокатская палата выходит с инициативами со своей стороны. В частности, организует общественные приемные.

      Но 950 адвокатов на край — это много, мало или достаточно?

      Если бы не было всех прочих «специалистов», которые, не имея адвокатского статуса, пытаются работать в судах, этого было бы недостаточно. Неслучайно ставится вопрос о том, что пора бы всех причесать под одну гребенку, создать единую корпорацию, всем юристам, которые пытаются работать с нами в одной сфере, дать возможность в льготном порядке быть принятыми в адвокатуру и дальше работать по единым стандартам. Эта идея периодически возникает, но в жизнь все никак не воплотится.

      Сейчас рынок охвачен. Все, кто хочет получить юридическую услугу, получают ее. Очереди, как на новый автомобиль, нет.

      Количество адвокатов растет?

      Если брать статистику, то рост очень незначительный. Может, процентов на пять наше число возросло с момента принятия закона об адвокатуре в 2002 году. Хотя поначалу, когда только создали эту единообразную систему получения статуса, в адвокаты рвануло много разных людей. Особенно старались бывшие милиционеры, которые не желали идти в охранники. Но практика показала, что факт работы в милиции знаний в голове автоматически не прибавляет: экзамен можно и не сдать.

      По данным адвокатской палаты, теперь даже и заявлений на получение статуса адвоката стало меньше, чем раньше. Почему возникла необходимость в законе? Исторически в каждом субъекте Федерации была одна коллегия адвокатов. Когда началась перестройка, разрешили и в субъектах, и в масштабах всей страны создавать иные коллегии. И поехало. Только в Красноярском крае действовали краевая коллегия и десятки филиалов, в том числе и московских организаций. В некоторых состояло 5-10-50 человек. И если краевая коллегия более-менее ответственно подходила к отбору кандидатов на вступление, то остальные, как правило, брали всех подряд.

      «Звезда» в шоке

      Из других городов края часто обращаются к красноярским адвокатам?

      Мы периодически работаем за пределами Красноярска. Не могу сказать, что часто, но более-менее регулярно. Одно дело маленькие населенные пункты, где, может быть, один адвокат на всю округу. Другое — Ачинск, Канск, Лесосибирск. В крупных городах специалистов вполне хватает, к нам обращаются не потому, что своих не хватает. Кто-то заявляет напрямую: «Я к вам пришел, чтобы на мое дело обратили более пристальное внимание. Вот привезу адвоката из Красноярска, и все увидят, что у меня есть деньги и я серьезный человек».

      Эта наивность удивляет. Также и у нас в городе — клиенты иногда не могут расстаться с иллюзией: приглашенная из Москвы «звезда» может превратить их из обвиняемого в потерпевшего.

      И что, самых крупных клиентов оттягивают московские адвокаты? Конкурируете с ними?

      Это трудно назвать конкуренцией. Чаще всего крупные федеральные сети заключают договор с какой-то столичной конторой, которая ведет дела фирмы во всех регионах присутствия. Но адвокаты находятся в Москве и, если нужно, прилетают в командировки. В городе нет фирм, которые бы себя позиционировали представителями московской коллегии или бюро адвокатов. Формально возможно зарегистрироваться в Москве, а жить и работать в Красноярске. Но это вопрос экономической целесообразности, они ведь предложат работать по своим московским ставкам. А кто у них ту же услугу купит за большие деньги?

      Часто случается так, что «выписывают» из регионов адвоката. Мы как-то оказывали юридическое сопровождение выборной кампании в Подмосковье: до столицы два часа на автомобиле. Но клиенты посчитали, что им будет выгоднее оплатить приезд красноярских специалистов и их проживание.

      Тут мы подобрались к вопросу о репутации, которая бежит впереди адвоката. Насколько она важна?

      Повторюсь, 99 % адвокатов выбирают по рекомендации. Делайте выводы. Другое дело, что многие адвокаты и не скрывают, что репутация их была выстроена на громких делах. Тот же Падва напрямую об этом говорит в своих интервью.

      — А куда ушли эти громкие дела?

      — Никуда они не ушли. Вас, журналистов, стоит спросить, почему у вас пока ничего не гремит. Прокуратура регулярно отчитывается о делах, которые они считают своим достижением. Я не думаю, что время сейчас более спокойное. Вовсю пиарится борьба с коррупцией, полно дел связано с именами высокопоставленных чиновников.

      И в крае?

      И в крае их много. Правда, суммы везде какие-то смешные. Может быть, люди наелись уже информацией, и она никому не нужна.

      Феномен безграмотности

      Правовая грамотность клиентов улучшается?

      Культура взаимоотношений с наемными специалистами если и повышается, то я этого не замечаю. Зато уровень «шума» повышается точно. Люди читают всякую ерунду в Интернете и журналах, смотрят по телевизору глупые шоу-программы и на основании этого делают выводы о своей грамотности.

      Есть еще такой новый феномен у клиентов — выпендриваться. Вот, мол, у меня какой адвокат. Вместо того чтобы избегать проблем с законом, сами на них нарываются, бросаясь фразами: «Да вы будете иметь дело с моим адвокатом».

      А профильное образование как оцениваете?

      Уровень образования, который дают сегодня юристам, я оцениваю как средний. Система обучения не ориентирована на практические нужды. Хотя есть попытки исправить ситуацию: вводятся какие-то дополнительные предметы, практикумы. Но. Многие выпускники, которые приходят работать, не в состоянии составить даже простой документ. Как все наше образование, в котором учат много говорить, но не учат работать руками.

      Система настроена на тренировку памяти путем заучивания разных нормативных актов и теории. Например, изучили, что такое норма права. Потом изучаем, что такое норма экологического права, норма гражданского права, норма административного права и так до бесконечности. Человека можно ночью разбудить, он тебе ответит, что такое норма. Но к практической деятельности он совершенно не приспособлен. Смысл вызубрить закон, если потом человек не сможет его применить? Юридические клиники, которые организовываются при вузах, начинающему специалисту дают крайне мало. Это совсем не тот уровень сложности дел, с которым выпускник столкнется на практике.

      Вы оценку даете красноярскому образованию или российскому в целом?

      По большей части везде все одинаково. Как бывший преподаватель, я знаю всю эту кашу. И могу смело заявить: большая часть того, что я умею, мне далась отнюдь не благодаря годам, проведенным на юрфаке.

      В чем состоит работа юриста? В основном это бумаги, документы. В меньшей степени — говорильня. Но за пять лет учебы я хорошо если 30 документов составил. Это примерно столько, сколько мне за день сейчас предстоит подписать. Да, со временем образование начинает латать свои прорехи, но как-то это медленно происходит.

      Глисков Александр Александрович

      Красноярский правозащитник. Депутат городского Совета города Красноярска.
      Родился в 1972 году в поселке Ванавара Тунгусско-Чунского района Эвенкийского автономного округа. Отец — адвокат. Мать — метеоролог.

      С 1977 года проживал в Дудинке. В 1990 году окончил школу с золотой медалью. Кандидат в мастера спорта по северному многоборью (национальным видам спорта). Победитель чемпионата Таймырского автономного округа 1989 года.

      В 1990 году поступил на юридический факультет Красноярского государственного университета, который окончил с отличием в 1995 году. После преподавал в секции конституционного, административного и муниципального права юридического факультета КГУ. С 1995 по 2002 год являлся директором правовой программы Красноярского краевого общественного фонда «Защита гласности», специализирующегося на защите прав СМИ и журналистов. Получил статус адвоката в 1999 году. В настоящее время занимает должность управляющего партнера адвокатского бюро «Глисков и партнеры».

      Автор более шестидесяти научных работ по административному и избирательному праву, юридической психологии, вопросам деятельности адвокатуры и средств массовой информации. Специалист по проблемам административного права, правового регулирования средств массовой информации.

      Кира Сергеева, «Вечерний Красноярск» № 41 (282)

      Когда юрист спит

      В прошлом году динамику спроса на юридические услуги определяла слабая инвестиционная активность бизнеса. В этом году драйвером может стать обновление Гражданского кодекса, присоединение России к ВТО и, возможно, приятие модели регулирования рынка

      Динамика выручки от юридических практик второй год сохраняет стабильно невысокий результат — 9%, показал рейтинг юридических компаний Урала и Западной Сибири, представленный аналитическим центром «Эксперт-Урал» по результатам 2011 года. Что стопорит рынок?

      Безусловно, есть компании, выручка которых выросла больше средних показателей. Так, двукратный рост показала уфимская юридическая фирма «Результат» — за счет сопровождения сделок с землей и недвижимостью. Но есть и такие, у которых этот показатель значительно сократился.

      Нет существенных колебаний и в структуре выручки. Тройка ведущих юридических практик последние два года неизменна: судебные споры (26%), налоговое право (22%), услуги в области коммерческого и хозяйственного права (16%). Причем если посмотреть на динамику выручки по сегментам, то у судебных споров по сравнению с 2010 годом она упала на 3% а остальных двух — приросла на треть. Примерно половина участников рейтинга увеличила штат юристов, однако это увеличение не было масштабным.

      В ходе опроса представителей отрасли мы попытались выяснить факторы торможения и найти драйверы роста.

      Временное затишье

      Юридический бизнес как никакой другой отражает состояние экономики: нарастает спад, появляются проблемы у бизнеса — и соответствующий спрос на услуги юристов. Как правило, это связано с антикризисными мерами: взысканием долгов, корпоративными конфликтами, сопровождением процедур банкротства. Так, в кризис 2008 года у некоторых юристов на последний вид приходилось до 30% выручки. На подъеме экономики у бизнеса появляется потребность в реализации инвестиционных проектов, покупке недвижимости. 2011 год оказался промежуточным: спад уже прошел, но и явно выраженного подъема не наблюдается. Директор юридической конторы «ЮРИКО» Елена Завьялова именно этим объясняет затишье:

      — Прошедший год не отмечен ничем новым, ярким и эпохальным ни в экономике, ни в юридическом бизнесе. Мы спокойно дорабатывали старые проекты, завершали дела, связанные с процедурами банкротства, взысканием долгов. А новых юридических дел в период посткризисного перерождения бизнеса еще не появилось.

      — Вал банкротств, который мы фиксировали еще пару лет назад, действительно пошел на убыль, однако это не означает, что у бизнеса стало меньше проблем, просто они приобрели иной характер, клиенты стали предъявлять иные требования, — продолжает генеральный директор юридической фирмы «ЛЕВЪ» Елена Артюх. — Поручения становятся все более комплексными, требующими работы специалистов из разных отраслей, почти всегда нужен прогноз налоговых последствий сделок и процедур. Я вижу рост поручений по ведению экономических споров в арбитражном суде, особенно налоговых и по административным правоотношениям, например оспаривание актов различных органов. Это свидетельствует о тенденции к разрешению споров законными, а не коррупционными способами. По опыту нашей компании я также вижу повышение интереса к законным способам прекращения деятельности юридических лиц (реорганизации, ликвидации, в том числе через процедуры банкротства). Все это свидетельствует о желании снизить личные риски руководителей и собственников бизнеса.

      Интересно, что увеличивается число налоговых споров, которые компании хотят разрешить в досудебном порядке. По словам Елены Артюх, клиенты ее компании проявляли интерес к медиации — внесудебной процедуре урегулирования конфликтов, правда, число реальных медиационных сессий и заключенных соглашений еще невелико.

      Почти все участники рейтинга фиксируют рост проектов, связанных с налоговым законодательством. Управляющий партнер юридической фирмы «Гольцева, Данилевский и Партнеры. Юридические и налоговые консультанты» Ольга Гольцева считает это следствием государственной политики, направленной на усиление контроля за налогоплательщиками, борьбой с налоговыми схемами и фирмами-однодневками, а также увеличения числа реальных случаев привлечения к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов. Многие предприниматели, осознавая подобные риски, приходят к тому, что в нынешней ситуации надо больше внимания уделять налоговому планированию.

      Игра в монополию

      Этот год для юридических практик будет более насыщенным. Во-первых, со дня на день будут приняты поправки в Гражданский кодекс, который не менялся с 1994 года. Они касаются очень многих аспектов корпоративного права, сделок с землей и недвижимостью, результатами интеллектуальной деятельности. Эксперты уже сейчас говорят, что поправки носят революционный характер, а значит, бизнесу потребуется масса консультаций и разъяснений.

      Другое событие, которое всколыхнет рынок, присоединение России к ВТО. Рынок юридических услуг и сейчас не закрыт для иностранных компаний, однако с присоединением России к глобальному торговому клубу интерес иностранцев к ведению бизнеса может вырасти, в России появится больше иностранных компаний с хорошим менеджментом, организацией, с прописанной номенклатурой действий.

      «Наши юристы начнут проигрывать, — прогнозирует Елена Завьялова. — Чтобы выдержать сильную конкуренцию, мы должны предлагать услуги, соответствующие международным стандартам качества».

      Третий фактор влияния — перспективы утверждения модели регулирования отрасли. Как известно, сейчас доступ к работе юриста имеет любой желающий, в том числе без специального образования. Исключение составляют нотариусы и адвокаты, которые обязаны подтверждать знания, соблюдать кодекс этики и состоять в профессиональных коллегиях. Серьезные юридические компании, которых раздражают непрофессионалы, уже не первый год говорят о необходимости создания системы контроля за рынком частнопрактикующих юристов через их объединение в саморегулируемые организации. На Урале эту идею продвигала Национальная правовая палата. Однако против выступили адвокаты: чего огород городить, надо создать модель на основе имеющейся практики адвокатуры. Теперь дискуссия перешла на уровень конкретных законопроектов.

      Не так давно на сайте министерства юстиции появилась программа «Юстиция», в которой прописан план введения регулирования в отрасли. Концепция предполагает, что доступ на рынок юридических услуг юристов, не обладающих статусом адвоката, будет ограничен. Чтобы юридическим компаниям можно было и дальше вести клиентов, вводится понятие бизнес-адвокатуры. Этот проект получил название «адвокатской монополии».

      Параллельно команда, поддерживаемая Высшим арбитражным судом, подготовила альтернативный проект «профессиональной монополии». Он предполагает обязательную норму: человек или компания могут участвовать в судебном процессе только с привлечением профессионального представителя — юриста. Такой юрист должен пройти аттестацию и сдать квалификационный экзамен. Тем самым можно отсечь от практики часть непрофессионалов.

      Большинство юристов, работающих в статусе юридического консалтинга, вариант «адвокатской монополии» не поддерживают. Директор консалтинговой компании «Русское право» Иван Строгов настаивает на том, что адвокаты на рынке юруслуг не представляют существенной силы, поэтому было бы неправильно отдавать им монополию: «Такой шаг может привести к дискредитации юридического консалтинга и взвинчиванию цен на судебные услуги». Ольга Гольцева считает, что введение адвокатской монополии рискует усугубить проблему: «Это может повлечь уход с рынка значительной части компаний, оказывающих востребованные услуги, в связи с невозможностью (по различным причинам, в том числе и финансовым) получения адвокатского статуса. К тому же это чревато появлением “полуподпольных” юридических фирм (что обычно бывает при государственных организациях в любом виде), которые по низким ценам начнут оказывать услуги непонятного качества».

      Критиков такой модели становится все меньше. Отчасти это связано с тем, что компании за десять лет дискуссии устали от споров и готовы принять любую модель регулирования. Некоторые практикующие юристы считают, что вариант объединения на базе адвокатуры не так уже и плох, с одной лишь оговоркой — надо вносить серьезные изменения в само законодательство об адвокатской деятельности и совершенствовать судебную систему.

      АДВОКАТСКИЕ ТАЙНЫ

      Адвокатские тайны ౹ Алексей Колегов ౹ Адвокат Колегов

      Гонорар адвоката

      Есть старый анекдот: на восторженный возглас клиента: «Просто не знаю, как и благодарить Вас, господин адвокат?!», — адвокат, пожав плечами, сухо ответил: «С тех пор, как финикийцы изобрели деньги, это не проблема». В действительности проблема есть, причем именно у адвоката. Обладая известной самостоятельностью в оценке своего труда, адвокат (или другой специалист, оказывающий юридические услуги), должен определить стоимость своих услуг с учетом многих, часто противоречивых обстоятельств. Как учесть свои интересы и интересы клиента, какой критерий оценки труда избрать?

      Цена услуги адвоката — это размер его гонорара. В условиях рынка она формируется по рыночным законам и в основном носит договорный характер, основанный на спросе и предложении.

      Определение стоимости адвокатской услуги зависит от двух факторов. Во-первых, финансовые отношения клиента и адвоката должны соответствовать адвокатской этике, и, во-вторых, обеспечивать адвокату основу его финансового благополучия.

      Рассмотрим этические правила, выработанные и закрепленные в ходе адвокатской практики, которыми адвокат обязан руководствоваться при финансовых отношениях со своим клиентом.

      Правило затраченного труда. В основе адвокатского гонорара лежит затраченный труд, а не результат. Предметом договора между адвокатом и доверителем является не результат (например, положительное решение суда по делу), а сама деятельность по предоставлению юридической помощи. Адвокат может считаться надлежаще исполнившим свои обязательства, если он совершил все указанные в соглашении с клиентом действия. При этом отказ доверителя от оплаты фактически оказанных ему услуг не допускается. Например, клиент отказывается оплатить адвокату гонорар, ссылаясь на то обстоятельство, что суд полностью отказал в иске по делу, в котором участвовал адвокат.

      Pactum de quota litis. Адвокат ограничивается в заключении pactum de quota litis. Под понятием «pactum de quota litis» подразумевается соглашение, заключаемое между адвокатом и клиентом до вынесения заключительного решения относительно находящегося в разбирательстве дела, в котором клиент является одной из заинтересованных сторон. Заключая соглашения с подобными условиями, клиент обязуется в случае вынесения решения в его пользу выплатить адвокату вознаграждение в виде денежной суммы или какой-либо другой форме. В поверенном праве России включение подобного условия в cоглашение с клиентом ограничено. Согласно правилам адвокатской этики адвокату следует воздерживаться от заключения соглашения о гонораре, при котором выплата вознаграждения ставится в зависимость от окончания дела в пользу доверителя. Это правило не распространяется на имущественные споры, по которым вознаграждение может определяться пропорционально цене иска в случае успешного завершения дела.

      Например, в соглашение с клиентом нельзя включить следующее условие: «В случае назначения клиенту наказания, не связанного с лишением свободы, адвокат получает премию в размере 50000 рублей.»

      Свобода определения размера гонорара. В поверенном праве отсутствуют верхние и нижние рамки размера адвокатского гонорара. Гонорар адвоката определяется соглашением сторон и может учитывать объем и сложность работы, продолжительность времени, необходимого для ее выполнения, опыт и квалификацию адвоката, сроки, степень срочности выполнения работы и иные обстоятельства. Единственным важным условием при этом является требование о том, чтобы размер гонорара адвоката был заранее известен клиенту в полном объеме.

      Запрет уступки денежного требования к клиенту. Адвокат не может уступить право дежного требования к доверителю по заключенному между ними соглашению кому бы то ни было. Если по общему правилу кредитор имеет право уступить свое требование без согласия должника, то по финансовому обязательству между адвокатом и клиентом это запрещено.

      Например, клиент отказывается оплатить уже оказанную адвокатом услугу. Адвокат не может «продать» этот долг лицам, профессионально занимающимся возвратом долгов. Он должен или простить долг клиенту, или самостоятельно решить эту проблему.

      Предварительная выплата гонорара. Адвокат не только имеет право, но и должен стремиться к получению своего гонорара авансом. Это связано с минимизацией риска отказа клиента от оплаты оказанных ему адвокатских услуг. В случае неосуществления клиентом предварительной выплаты адвокат вправе отказаться от дальнейшего участия в разбирательстве дела или от предоставления услуг клиенту.

      Ограничение присвоения предмета спора. Адвокату запрещено любым способом приобретать в личных интересах имущество и имущественные права, являющиеся предметом спора, в котором адвокат принимает участие в качестве лица, оказывающего юридическую помощь.

      Например, адвокат участвует в споре по поводу недвижимости. При этом он не может, воспользовавшись ставшей известной ему информацией и своим влиянием на клиента, стать собственником этого предмета спора.

      Исключением здесь будет являться случай, когда доверитель добровольно предоставляет такое право адвокату. Это обстоятельство должно быть конкретно указано в соглашении между доверителем и адвокатом.

      Запрет долговой зависимости от клиента. Адвокат не должен ставить себя в долговую зависимость от доверителя. Это положение не относится к гонорару адвоката.

      Запрет залога. Адвокату запрещается принимать от доверителя какое-либо имущество в обеспечение соглашения о гонораре.

      Например, клиент на момент обращения не имеет финансовой возможности оплатить услуги адвоката. Он предлагает адвокату в залог свою квартиру. Адвокат обязан отказаться от этого способа обеспечения обязательств.

      Второй аспект определения стоимости адвокатской услуги — маркетинговый. Проблема ценообразования — одна из наиболее острых проблем, стоящих перед адвокатами. К сожалению, цены на адвокатские услуги устанавливаются сегодня хаотично. За одну и ту же услугу разные адвокаты могут запросить вознаграждение, размер которого будет различаться в несколько раз.
      Адвокаты интуитивно определяют свою финансовую стратегию по отношению к клиенту, и не всегда этот выбор удачен.

      Определим некоторые основные цели финансовой стратегии адвоката.

      Окупаемость адвокатской деятельности. Гонорар позволяет адвокату существовать на рынке услуг. Подавляющая часть адвокатов покидает корпорацию в связи с недостаточностью средств на свое содержание в этом сообществе.

      Поддержка статусности. Если адвокат не является известным специалистом, клиент должен узнать и понять его статус. Цена в этом случае выступает инструментом позиционирования услуг, т.е. она придает адвокату определенный статус на рынке правовых услуг. Адвокатские услуги не всегда явны и обычно потребляются в момент их приобретения. Так как у них нет физических качеств, клиенты имеют тенденцию принимать услуги как должное или просто затрудняются в определении их ценности. Фактически клиент часто использует цену как индикатор качества обслуживания.

      Отсев нежелательных клиентов или дел. Адвокат зачастую использует финансовый механизм для отказа от неподходящих ему дел. Назначая клиенту цену за свои услуги, явно не удовлетворяющие клиента, адвокат перекладывает на него бремя отказа от дальнейшего сотрудничества.

      Удержание или захват доли рынка юридических услуг. Используя ценовой фактор, адвокатская фирма и адвокат могут продвигать свои услуги на рынке или удерживать свой устоявшийся рынок от попыток захвата его другими юридическими фирмами.

      В ходе своей деятельности адвокат может установить цены значительно ниже, чем конкуренты, на уровне конкурентов, выше цены конкурентов. Вопрос состоит в том, какую стратегию он должен использовать. Этот вопрос встает не только в начале деятельности адвокатской фирмы, но и при вхождении на новый сегмент рынка юридических услуг.

      Существует множество подходов к формированию гонорарной практики адвокатов. С точки зрения маркетинга адвокат может использовать следующие стратегии ценообразования на свои услуги: стратегию высоких цен, стратегию средних цен, стратегию низких цен, стратегию сверхнизких (демпинговых цен), стратегию целевых цен, стратегию неизменных цен, стратегию изменяющихся цен, стратегию льготных цен, стратегию цен относительно отражения в них качества услуг, стратегию гибких цен, стратегию скидок с цен, стратегию дискриминационных цен, смешанные стратегии.

      Этот перечень не является исчерпывающим, так как различные ситуации диктуют различные условия ценообразования.

      Стратегия высоких цен применяется в отношении неискушенных или состоятельных клиентов, для которых при обращении к адвокату важны не только качество услуги, но и стремление подтвердить свой имидж за счет уплаты адвокату подчас явно завышенного гонорара. Эта стратегия позволяет максимизировать доход адвоката. Однако она имеет и свои минусы. Так, неискушенный клиент в дальнейшем может узнать, что такого же уровня услуги других (не менее опытных) адвокатов стоят меньше, либо адвокат не сможет добиться ожидаемого от него результата, и тогда разрыв между уплаченной ценой услуги и ее качеством обретет для клиента особую остроту.

      Такой клиент вряд ли еще раз обратится к этому адвокату, более того, он может стать источником негативной информации об адвокате, что отрицательно скажется на имидже и будет способствовать сокращению числа клиентов. Кроме того, в момент обращения к адвокату клиент находится в особом состоянии. Перед ним стоит проблема, требующая немедленного положительного разрешения (привлечение к уголовной ответственности, имущественный спор и т.п.). В этот момент клиент готов уплатить явно завышенный гонорар. Однако по разрешении ситуации клиент выходит из этого состояния и начинает подозревать, что сделка с адвокатом была для него кабальной. Отсюда большое количество исков клиентов к своим бывшим адвокатам по поводу завышенного размера их услуг.

    • Стратегия высоких цен дает хорошие результаты, если:
    • высокая цена поддерживает статус высокого качества услуги;
    • наблюдается высокий устойчивый спрос со стороны большого числа клиентов, малочувствительных к цене (в основном это состоятельные клиенты);
    • разница между высокой и нормальной ценой невелика;
    • конкуренция ограничена (например, в небольших населенных пунктах, где всего один или несколько юристов);
    • спрос на услуги выше предложения.

    Чем больше вышеперечисленных признаков имеют место, тем более эффективной будет эта стратегия.

    Смотрите так же:

    • Приказ от 10 августа 2018 Приказы 2018 года Министерство спорта Самарской области от «__» _________ 2018 г. № ______ О государственной аккредитации Региональной общественной спортивной организации «Федерация танцевального спорта Самарской области» по виду спорта «танцевальный спорт» В соответствии с Федеральным законом от 04.12.2007 № 329-ФЗ «О физической […]
    • Прокурор сахалинская область Рябов Николай Александрович Родился 17 июля 1968 г. в городе Чимкенте Казахской ССР. В 1992 г. окончил Омский государственный университет. В 1991 г. начал службу в прокуратуре Омской области, замещал должности следователя, помощника, старшего помощника прокурора в районных прокуратурах Омской области. С 1995 г. по 1999 г. проходил […]
    • Что нужно для написания наследства Какие документы нужны для оформления завещания (в т. ч. на квартиру) Зачем необходимо завещание Рано или поздно, но люди умирают, и если осталось достаточное количество имущества, то тут начинается борьба родственников за право обладать этим имуществом. Появляются родственники, которые в течение жизни и не общались с покойным. Для того […]
    • Реструктуризация налога это Реструктуризация налога это Просмотров научной работы: 5468 Комментариев к научной работе: 0 Поделиться с друзьями: Реструктуризация - один из самых действенных инструментов урегулирования налоговой задолженности с целью финансового оздоровления предприятия. В узком смысле, реструктуризация налоговой задолженности - это перевод […]
    • Правила поведения кадета Правила поведения кадета Этикет для кадет Для пополнения офицерского состава русской армии в России в начале 18 века открываются кадетские корпуса , куда принимаются дети офицеров. Воспитывались учащиеся этих корпусов , кадеты, в духе высоких понятий офицерской чести. Кроме того, им преподавались правила этикета. В 1779 году […]
    • Сжимаемость грунта закон уплотнения Лекция 1. ОСНОВНЫЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ МЕХАНИКИ ГРУНТОВ I. СЖИМАЕМОСТЬ ГРУНТОВ, ЗАКОН УПЛОТНЕНИЯ Сжимаемость грунтов – способность грунтов изменять свое строение (упаковку твердых частиц) под влиянием внешних воздействий на более компактное за счет уменьшения пористости Для установления основных показателей сжимаемости грунтов производятся […]