Структура преступлений в сфере экономики

Структура преступлений в сфере экономики

Экономическая преступность представляет собой совокупность противоправных, общественно опасных, причиняющих существенный материальный ущерб, корыстных посягательств на используемую для хозяйственной деятельности собственность, установленный порядок управления экономическими процессами и экономические права и интересы граждан, юридических лиц и государства со стороны лиц, выполняющих определенные функции в системе экономических отношений.

Экономическую преступность в уголовно-правовом смысле образует совокупность нескольких десятков составов преступлений, предусмотренных уголовным законом.

Криминологическая характеристика как совокупность признаков преступных деяний, значение которых необходимо для осуществления эффективной борьбы с ними, – важнейший инструмент определения ведущих направлений активизации деятельности по профилактике преступлений.

Главное требование, которому должна отвечать криминологическая характеристика экономических преступлений, состоит в том, чтобы объединяемые в ней данные с необходимой полнотой отражали сведения о существенных признаках и свойствах отображаемых в них явлений и связанном с ними определенном круге обстоятельств.

Криминологическая характеристика экономических преступлений сложна уже хотя бы потому, что формы и способы этих преступлений отличаются разнообразием и способностью быстро адаптироваться к изменяющимся условиям в обществе, особенно в экономике.

В области финансовой политики и денежного обращения в стране приоритеты Концепции правовой политики связаны с укреплением современного стабильного национального финансового рынка как реального инструмента защиты интересов государства, граждан и юридических лиц функционированием эффективной финансовой системы как одной из составляющих государственной политики 1 .

Уголовно-правовая характеристика экономических преступлений, совершаемых в сфере экономики, является исходной для криминологической характеристики. «Экономические преступления – это предусмотренные уголовным законодательством общественно опасные деяния (действия или бездействия), причиняющие или способные причинить ущерб национальной экономике, ее отраслям либо сферам» 2 . Поэтому при определении групп преступлений, относящихся к экономическим преступлениям, интегрирующим признаком является причинение материального вреда охраняемым законом экономическим интересам всего общества и граждан вследствие совершения хищений. Посягательство совершается на экономические основы общества.

Криминологические исследования, а также анализ преступности на протяжении многих лет показывают, что экономические преступления взаимосвязаны, изменение состояния структуры одних преступлений обусловливает изменения других. Например, рост хищений взаимообусловлены изменениями преступлений против собственности и преступлений в сфере экономической деятельности и т.д.

Практика показывает, что экономическая преступность тесно связана с организованной преступностью. Если раньше организованные группы действовали только в уголовной направленности или только в сфере «теневой» экономики, то в настоящее время происходит процесс сращивания этих групп. С усилением уголовно-правовой борьбы с преступностью, в том числе с организованной, большинство преступных формирований традиционно уголовной направленности перешли в коммерческие структуры. В основном эти группы с целью получения «прибыли» в процессе освоения рынка совершают хищения путем обмана и злоупотребления доверием, а также преступления в сфере экономики. Преступные группы, действующие в «теневой» экономике, чаще всего становятся объектом для преступных формирований, специализирующихся на совершении краж, грабежей, вымогательств и разбое.

Для экономических преступлений, совершаемых умышленно, характерна корыстная мотивация, стремление к противоправному обогащению за счет государства, коммерческих структур различных форм собственности, общественных объединений либо граждан.

Анализ экономических преступлений целесообразно вести по нескольким самостоятельным направлениям, обусловленным конкретной криминологической ситуацией переходного периода к рыночной экономике.

Проведенные исследования и уголовная статистика показывают, что криминологическая ситуация переходного периода в сфере экономики определяется:

1) совокупностью отражаемых уголовной статистикой различных форм хищений, преступлений в сфере экономики;

2) высоким уровнем латентности экономических преступлений, особенно преступлений в сфере экономики;

3) появлением в сфере экономики, особенно в коммерческой деятельности, новых видов поведения, вызванных переходом к рыночной экономике, которые в общественном сознании расцениваются опасными и нуждающимися в запрете, в том числе под страхом уголовной ответственности.

Статистическая характеристика зарегистрированных экономических преступлений, особенно совершаемых в сфере экономики, ввиду наличия скрытой (латентной) преступности, является неполной и по ряду объективных причин скорее отражает направление усилий правоохранительных органов по борьбе с экономическими преступлениями и по выявлению различных форм противоправного обогащения.

Уголовная статистика свидетельствует, что при сокращении общего количества зарегистрированных преступлений, увеличивается количество выявленных преступлений в сфере экономики.

В последние годы наблюдается также рост доли анализируемых категорий преступлений в структуре преступности.

Переход к рыночной экономике, принятие нового административного, уголовного законодательства существенно повлияли на структуру, динамику анализируемых преступлений. В последние годы увеличилось число выявленных фактов изготовления, сбыт поддельных денег или ценных бумаг на 40 %, а прочие преступления, входящие в структуру изучаемых категорий преступлений, в два раза. Абсолютное большинство этих преступлений совершается в городах и поселках городского типа. С предоставлением экономической свободы хозяйствующим субъектам, либерализацией цен новой политики увеличилось число таких преступлений, как сокрытие иностранной валюты, нарушение таможенного и антимонопольного законодательства, уклонение от уплаты налогов или других платежей, незаконная торговая или посредническая деятельность, нарушение правил торговли или оказания услуг, занятие деятельностью без лицензий. Неблагоприятные тенденции этих видов преступлений обусловлены еще и тем, что в связи с реорганизацией контролирующих государственных органов и возникшей несогласованностью действий этих структур, ослаблена эффективность государственного, финансового, а также практически всех форм социального контроля.

Но доля преступлений, совершенных в составе групп и ранее судимыми, незначительна (соответственно 15 % и 4 %). Изготовление, сбыт поддельных денег или ценных бумаг, незаконное приобретение или сбыт валютных ценностей в ряде случаев совершаются в составе групп.

Исследования показывают, что криминальные структуры, ранее осуществлявшие свою деятельность в сфере «теневой» экономики, в настоящее время практически полностью легализовались, и сегодня фактические темпы роста преступлений против основ экономики и в сфере хозяйственной деятельности значительно превышают динамику их выявления. По некоторым экспертным оценкам, латентность отдельных видов анализируемых преступлений колеблется от 70 % до 90 %.

Прослеживается также устойчивая тенденция роста отдельных видов преступлений в сфере экономики, совершаемых организованными группами. Это такие преступления, как заключение сделки вопреки интересам Республики Казахстан, незаконное приобретение или сбыт валютных ценностей, выпуск или реализация недоброкачественной продукции, незаконная торговая и посредническая деятельность, занятие деятельностью без лицензий и др. Организовываясь и специализируясь, устойчивые преступники обращают противоправную деятельность в единственный или дополнительный, но значительный источник средств существования 1 .

7.1. Криминологическая характеристика преступлений в сфере экономической деятельности

Начало разработки представления о преступности в сфере экономической деятельности, в рыночной экономике было положено в 40-е гг. прошлого века американским криминологом Эдвином Сатерлендом, который ввел в научный оборот понятие «беловоротничковой преступности» как преступности, представляющей совокупность преступлений, совершаемых высокопоставленными в сфере бизнеса лицами в процессе профессиональной деятельности в интересах как юридических лиц, так и в своих собственных.

В связи с реформированием экономики России, появлением новых форм собственности, развитием рыночных отношений, интеграцией страны в мировую экономику в отечественной криминологии подход к пониманию преступности в сфере экономической деятельности сблизился с определением этого явления в странах с развитой рыночной экономикой.

В современной криминологии под преступностью в сфере экономической деятельности (экономической преступностью) понимается совокупность корыстных преступлений экономической направленности, совершаемых в данной сфере на определенной территории за определенный период гражданами в процессе их профессиональной деятельности и посягающих на интересы участников экономических отношений, а также порядок управления экономикой.

В настоящее время эта преступность приобретает все большую общественную опасность, поскольку именно сфера экономики испытывает сегодня настоящий «шквал атак» со стороны представителей криминала.

В соответствии с действующим уголовным законодательством к преступлениям экономической направленности относятся прежде всего преступления в сфере экономической деятельности (незаконное и ложное предпринимательство; незаконная банковская деятельность; незаконное получение кредита; легализация (отмывание) денежных средств и иного имущества, приобретенных преступным путем; фальшивомонетничество; контрабанда; фиктивное и преднамеренное банкротство; уклонение от уплаты налогов и сборов, таможенных платежей и др.), а также ряд иных преступлений, затрагивающих экономические интересы: часть преступлений против собственности (кража, мошенничество, присвоение и растрата); часть преступлений против интересов службы в коммерческих организациях (злоупотребление полномочиями, злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами, коммерческий подкуп); часть преступлений против государственной службы и службы в органах местного самоуправления (злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий, служебный подлог, незаконное участие в предпринимательской деятельности, получение взятки).

Как отмечалось выше, все эти преступления объединяют общность мотивации (корысть) и экономическая направленность, а также иные криминологические характеристики.

К числу этих характеристик в первую очередь относится значительный объем преступности, высокие темпы ее роста. Согласно официальным данным, в России ежегодно выявляется от 300 до 375 тыс. преступлений экономической направленности, что составляет около 15% всех регистрируемых в стране преступлений. К уголовной ответственности за совершение этих преступлений привлекаются более 130 тыс. человек. Анализ статистических данных за последние годы свидетельствует о высоких темпах роста экономической преступности. Так, с конца 90-х гг. до настоящего времени она выросла в 1,7 раза, а ее среднегодовой прирост составил свыше 15%. Удельный вес тяжких и особо тяжких преступлений в числе преступлений экономической направленности составляет более 50%. В то же время динамика преступлений, выявляемых в сфере экономической деятельности, характеризуется неравномерностью. Количество регистрируемых преступлений постоянно меняется. Однако, как показывают криминологические исследования, эти данные все в меньшей степени отражают реальные масштабы преступности данного вида.

Согласно многочисленным оценкам, подобное положение обусловлено: во-первых, тем, что большинство преступлений в сфере экономической деятельности относится к группе высоколатентных; во-вторых, снижением уровня информированности правоохранительных органов о таких преступлениях и ослаблением деятельности, направленной на их выявление; в-третьих, тем, что экономическая преступность так или иначе затрагивает частный сектор, который любыми путями стремится не допустить к своей деятельности правоохранительные органы. Кроме того, большинство должностных корыстных злоупотреблений, опосредованно затрагивающих интересы общества, совершаемых элитой, близкими к ней кругами, не становится предметом уголовного преследования. Даже при самых явных формах противоправного корыстолюбия действует известное правило: если ты украл булку хлеба — пойдешь в тюрьму, а если железную дорогу — будешь сенатором.

Значительные коррективы при этом вносят процессы криминализации и декриминализации противоправных деяний в экономике. Появляются новые специфические виды и формы преступной деятельности, требующие адаптации к ним правоохранительной системы, что приводит к временному снижению уровня регистрируемой преступности в рассматриваемой сфере.

Вместе с тем реальные масштабы экономической преступности превратили ее в настоящее время в доминирующий фактор, который не только тормозит движение к рыночной экономике, но и может превратить страну в государство криминального типа.

Как показывает практика, небывалых масштабов достигли хищения в форме присвоения и растраты, взяточничество, фальшивомонетничество и контрабанда, незаконное предпринимательство и лжепредпринимательство. Опасные организационные формы приобретает преступность в сфере обращения драгоценных металлов и природных драгоценных камней. Криминальное предпринимательство постепенно вытесняет честный бизнес во внешнеэкономической деятельности и на потребительском рынке.

Экономические преступления носят все более изощренный характер, маскируются под прогрессивные формы рыночной деятельности. Приметой времени стали проникновение общеуголовной преступности в экономику и ее трансформация в экономическую организованную преступность, что неизбежно приводит к нарушению нормального экономического развития государства. По различным оценкам, организованные преступные формирования установили контроль над 40 тыс. различных организаций с разнообразными формами собственности.

При всем многообразии форм и видов преступлений экономической направленности особо следует выделить их совершение в следующих сферах: финансово-кредитной, внешнеэкономической, в области сделок с недвижимостью, а также уплаты налогов и иных платежей.

Преступления в финансово-кредитной сфере занимают особое место в структуре экономической преступности вследствие аккумуляции в этой сфере колоссального количества денежных средств и из-за возможности получения преступниками за сравнительно короткий срок незаконной сверхприбыли. О высокой степени криминализации финансово-кредитной системы российской экономики и огромных масштабах причиняемого стране ущерба свидетельствуют данные Интерпола, согласно которым доходы организованной преступности в указанной сфере превышают доходы от иной преступной деятельности в целом, уступая лишь наркобизнесу.

контроль со стороны организованной преступности коммерческих банков;

криминальные денежные расчеты;

коррумпированность банковской и кредитно-денежной системы, особенно связанной с деятельностью чековых и других аукционов и инвестиционных фондов;

Несмотря на относительно небольшой удельный вес преступлений экономической направленности в общем числе зарегистрированных преступлений (около 15%), ущерб от их совершения многократно превышает совокупные материальные потери от общеуголовных преступлений и ежегодно достигает, по данным МВД России, более 60 млрд. рублей.

При анализе экономической преступности необходимо учитывать особо высокий уровень ее латентности. Реальные масштабы этой скрытой преступности несопоставимы с количеством зарегистрированных преступлений. Большинство экономических преступлений по разным причинам не находит отражения в официальной статистике — уровень их латентности находится в пределах 70—95%. Результаты специальных исследований свидетельствуют, что вся зарегистрированная экономическая преступность составляет не более трети от ее общего фактического массива.

В то же время уровень латентности преступлений экономической направленности существенно различается по отдельным ее видам. Например, сравнительно низкую латентность имеют преступления, связанные с изготовлением и сбытом поддельных денег и ценных бумаг, т.к. факты фальшивомонетничества выявляются в результате проведения проверок при расчете за товары либо при поступлении в кредитно-банковские учреждения.

Наиболее латентными являются: незаконное предпринимательство; преступления, связанные с легализацией (отмыванием) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем; монополистические действия и ограничение конкуренции; принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения; изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов, взяточничество.

На значительной латентности преступлений в сфере экономической деятельности сказывается и пассивность населения. Так, выборочные исследования свидетельствуют, что около 80% опрошенных граждан ежегодно становятся потерпевшими от экономических преступлений, а 2,8% из них — два и более раза. Однако лишь каждый девятый потерпевший обратился в правоохранительные органы с заявлением о совершенном в отношении него преступлении.

Общественная опасность экономических преступлений неизмеримо возрастает в связи с их совершением организованными преступными формированиями и фактическим сращиванием экономической и общеуголовной преступности. В настоящее время, по данным статистики, ежегодно около 10 тыс. преступлений экономической направленности совершаются организованными группами или преступными сообществами. Как правило, этими формированиями совершаются наиболее опасные, наносящие огромный вред экономике страны в целом и отдельным предприятиям и гражданам, в частности, особенно сложные для раскрытия, изощренные экономические преступления.

Следствием растущих масштабов экономической преступности является рост нелегальных доходов, что на фоне нехватки бюджетных средств приводит к недопустимому разрыву между величиной доходов дельцов «теневого» бизнеса и работников бюджетной сферы, пенсионеров, инвалидов. Доходы 10% наиболее обеспеченного населения превысили доходы 10% наименее обеспеченного населения более чем в 15 раз. Указанное обстоятельство приводит к нарастанию социальной напряженности в обществе и недоверию к государственным и властным институтам, расширению коррупции.

Криминологическое значение для экономической преступности имеют и особенности личности соответствующего преступника.

Лица, совершающие эти преступления, отличаются высокой социальной приспособленностью, хорошей ориентацией в социальных и правовых нормах. Данный тип личности преступника характеризуют корыстная мотивация, стремление к наживе, роскоши, утилитарность, прагматизм, гипертрофированное представление о роли денег: «деньги решают все», «что нельзя купить за деньги, можно купить за большие деньги». Как правило, это мужчины и женщины, достигшие возраста 30 и более лет, имеющие высшее или среднее образование, работающие в государственных или частных экономических структурах.

Вершина «дерева целей» этих лиц формируется в соответствии с так называемой дихотомией целей экономического преступника — в своей противоправной деятельности типичный экономический преступник стремится к укреплению либо завоеванию как прочного экономического положения (за счет максимизации прибыли), так и высоких статусных позиций в обществе. Достижение сверхприбыли обеспечивается ими за счет неприемлемого для легальной хозяйственной системы поведения — прямого нарушения уголовного, гражданского, налогового, таможенного и иного законодательства либо ухода от исполнения юридических обязанностей в условиях нестабильности, пробельности и противоречивости законодательства.

Экономические преобразования в 90-х гг. прошлого века, происходившие без должного правового, организационного и социального обеспечения, показали ошибочность расчета политической власти на самодостаточность рыночных механизмов для преодоления криминальных процессов в экономике страны.

На начальном этапе проведения экономических реформ не были учтены основные негативные факторы, которые в последующем привели к беспрецедентному расширению масштабов «теневой» экономики и криминализации экономических отношений. И это произошло неслучайно. Любые коренные преобразования, крутые переломы в жизни общества всегда сопровождаются ростом преступности. Это закономерно, поскольку преступность всегда активнее паразитирует на ослабленном организме общества. Переживаемый нами всплеск экономической преступности обусловлен не одной какой-то причиной. Речь идет о множественности причин и условий преступности, об их совпадении, наложении, совокупности действия многих факторов, в числе которых можно выделить следующие.

Деструктивные тенденции в развитии рыночных отношений в экономике и социальной сфере:

а) экономически и социально немотивированный радикализм и непоследовательность в осуществлении реформ;

б) разрыв производственно-хозяйственных связей, падение производства и рост посредничества на пути товара от производителя к потребителю;

в) сохранение действия криминогенных факторов, присущих административно-командным методам в руководстве экономикой;

г) усиление дифференциации жизненного уровня населения;

д) отсутствие у большинства граждан навыков экономического поведения в условиях развития рыночных отношений, правовой нигилизм и юридическая неграмотность в отправлении хозяйственных операций;

е) целенаправленные действия преступного мира, преследующего в сфере экономики собственные корпоративные интересы.

Отсутствие реальной защищенности легитимных экономических отношений, отставание правотворческой деятельности от потребностей хозяйственной практики; либерализация правового регулирования предпринимательской деятельности и смягчение ответственности за правонарушения в данной сфере; бессистемное принятие правовых актов применительно к отдельным элементам экономической системы, в связи с чем упомянутые акты не только не соотносятся друг с другом, но иногда носят противоречивый характер.

Отсутствие эффективной системы государственного контроля за приватизацией, процессами перераспределения, движением капиталов, деятельностью хозяйствующих субъектов и т.д.

Недостатки в организации в экономических структурах документооборота и учета материальных ценностей, контроля за их использованием, ошибки в подборе, расстановке кадров и т.п.

Недостатки в деятельности правоохранительных органов, отставание организационно-управленческих мер реагирования на изменение криминогенной ситуации в сфере экономики.

Криминологическая характеристика экономической преступности. Личностные особенности участников такого рода преступлений; их типология и классификация.

Под преступностью в сфере экономической деятельности (экономической преступностью) понимается совокупность корыстных преступлений экономической направленности, совершаемых в данной сфере на определенной территории за определенный период гражданами в процессе их профессиональной деятельности и посягающих на интересы участников экономических отношений, а также порядок управления экономикой.

При всем многообразии форм и видов преступлений экономической направленности особо следует выделить их совершение в следующих сферах: финансово-кредитной, внешнеэкономической, в области сделок с недвижимостью, а также уплаты налогов и иных платежей.

Экономическая преступность охватывает различные виды преступной деятельности, проявляющейся в разнообразных сферах, что находит отражение в ее структуре. Так, доля преступлений против собственности составляет свыше 25%; преступлений в сфере экономической деятельности — 12,5%; преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях — около 3,5%; преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления — свыше 6%.

Преступления в финансово-кредитной сфере занимают особое место в структуре экономической преступности вследствие аккумуляции в этой сфере колоссального количества денежных средств и из-за возможности получения преступниками за сравнительно короткий срок незаконной сверхприбыли. О высокой степени криминализации финансово-кредитной системы российской экономики и огромных масштабах причиняемого стране ущерба свидетельствуют данные Интерпола, согласно которым доходы организованной преступности в указанной сфере превышают доходы от иной преступной деятельности в целом, уступая лишь наркобизнесу. К основным формам экономической преступности в этой сфере относятся:

бесконтрольное обналичивание денежных средств;

фальшивомонетничество, в результате которого в оборот выпускаются фальшивые деньги, валюта, ценные бумаги, банковские документы;

фиктивное и умышленное банкротство.

Личностные особенности участников такого рода преступлений; их типология и классификация.

Организаторы преступной деятельности в сфере экономических отношений – это образованные люди, которые были наделены определенными властными полномочиями, занимали руководящие должности в властно-управленческих органах, коммерческих структурах, на государственных предприятиях. Некоторые из них обладают депутатской неприкосновенностью, занимали высокое служебное положение в государственных органах. Они относятся к новому типу интеллектуальных «беловоротничковых» преступников. К их основным качествам, по мнению исследователей, относятся: предприимчивость, организаторские способности, решительность, оперативность, коммуникабельность, целенаправленность, прагматичность, компетентность. Организаторы «беловоротничковой» преступности, как правильно пишет А. В. Фомин, не принимают непосредственного участия в совершении экономических преступлений, а обеспечивают их тщательную подготовку, осуществляют общее руководство преступной деятельностью и выполняют организационные, управленческие и специальные функции. К последним относятся «разбор конфликтов», «прокурорский надзор», «третейский суд» и др.

Изучение практики расследования экономических преступлений показывает, что в зависимости от вида организованного преступного образования можно выделить организаторов организованных групп, организаторов преступных организаций, сообществ. Кроме перечисленных общих функций и личностных свойств им присущ ряд особенностей.

Организаторы организованных групп – это лица, руководящие преступной деятельностью. Они осуществляют комплекс функций по управлению группой, обеспечению безопасности преступной деятельности, функционированию организованной группы и развитию ее деятельности.

Организаторы (руководители) организованной группы в сфере экономики обычно характеризуются как лица, хорошо знающие экономические и правовые основы рыночных отношений, предприимчивые, обладающие определенными возможностями и организаторскими способностями, имеющие служебно-должностное престижное положение или авторитет в криминальной сфере и крупные финансовые средства

Типология организаторов преступной деятельности корыстно-хозяйственной направленности характеризуется не только отмеченными выше функциями, личностными качествами, но и другими их свойствами. Последние подлежат изучению исследователям в области криминологии, криминалистики, теории оперативно-розыскной деятельности, криминальной психологии, других наук.

Исследуя ролевые функции членов организованных преступных образований, можно выделить в организационно-руководящем составе:

а) советников по финансово-коммерческим, экономическим, юридическим, производственным и другим вопросам;

г) лиц, осуществляющих функции разведки и контрразведки;

д) лиц, обеспечивающих безопасность функционирования преступного образования, преступной деятельности и особенно его организатора (руководства).

Состояние, динамика и структура преступлений, совершаемых в сфере экономики.

Современные тенденции развития экономической преступности

В условиях дестабилизации социально-политической обстановки, нарастания кризисного состояния народного хозяйства широкое распространение получили преступления в сфере экономики. Хищения, взяточничество, коррупция поразили практически все отрасли народного хозяйства. Наиболее значителен рост преступных проявлений на тех участках, которые заняты удовлетворением жизненно важных потребностей населения, в частности в торговле и бытовом обслуживании, на транспорте, в сфере кредитно-финансовых отношений, строительстве, внешнеэкономической деятельности, в негосударственных структурах хозяйствования.

Экономическая преступность как самостоятельное понятие, обозначающее сложное, внутреннее противоречивое социальное явление, появилось в криминологии сравнительно недавно.

В 70-80-е годы хищения социалистического имущества, совершаемые различными способами, как основной вид экономической преступности включались в единую группу корыстных и корыстно-насильственных преступлений, куда входили и посягательства на личное имущество с целью паразитического обогащения1. Затем преступления против социалистической собственности, совершаемые с использованием служебного положения, были выделены в самостоятельный вид преступного поведения2. Такой подход оправдывался исключительным положением государственной собственности в системе производственных отношений, но перестал отражать современные реалии. Переход к многоукладной экономике на основе равенства всех форм собственности, в том числе и частной, видоизменил не только социальный портрет лиц, совершающих хищения и другие корыстные преступления, но и структуру противоправных деяний.

В этой связи предпринимаются попытки отождествления экономической преступности только с бизнесом, т. е. ведением дела в противоправных формах с целью незаконного обогащения, что соответствует господствующим представлениям стран рыночной ориентации1. Однако не учитываются важные специфические особенности переходного периода России, где бизнес, по уровню криминогенности вышедший на первое место в мире, тесно переплетен с коррупцией, пронизывающей все сферы государственного управления. Разработка мер предупредительного характера вне этого дестабилизирующего фактора вряд ли способна оказать серьезное влияние на формирование общеобязательных правил поведения на рынке, становление надлежащего правопорядка в экономике.

1 Свенсон Б. Экономическая преступность. — М.: Прогресс, 1987. — С.29

Поэтому при определении групп преступлений, образующих экономическую преступность2, интегрирующим признаком можно считать причинение вреда охраняемым законом экономическим интересам всего общества и граждан вследствие совершения хищений, хозяйственных и корыстных должностных преступлений. Отличительная особенность экономических преступлений состоит в том, что они совершаются специальным субъектом, а не посторонними для объекта управления людьми, включенными в систему экономических отношений, на которые они посягают.

2 Яковлев A.M. Социология экономической преступности. — М.: Наука, 1988. -С.50.

Анализ преступности в сфере экономики целесообразно вести по нескольким самостоятельным направлениям, обусловленным конкретной криминологической ситуацией переходного периода от административно-командной к преимущественно рыночной (автоматической) регуляции хозяйственных процессов.

Как показывают исследования, криминологическая ситуация в экономике переходного периода определяется: 1) совокупностью отражаемых судебной статистикой различных форм хищений государственного и общественного имущества, взяточничества, спекуляции, злоупотреблений служебным положением и др.; 2) наличием значительного количества скрытой или так называемой латентной экономической преступности, не известной правоохранительным органам; 3) появлением вызванных реформой новых форм экономического поведения, которые в общественном сознании расцениваются не просто как нежелательные, но опасные и нуждающиеся в запрете, в том числе под страхом уголовной ответственности.

Интенсивность преступных проявлений в экономике, согласно статистическим данным, весьма разнообразна. Благодаря наличию скрытой (латентной) преступности статистическая характеристика зарегистрированных преступлений, объединяемых общим понятием экономическая преступность, является неполной и по ряду объективных причин скорее отражает направление усилий подразделений по борьбе с экономическими преступлениями органов внутренних дел по выявлению различных форм паразитического обогащения.

За последние четыре года число выявленных преступлений названными службами сократилось на 13%. Значительно упал показатель регистрации мелких хищений (на 12%), должностного подлога (на 10%), должностной халатности (на 11%). Одновременно наблюдается рост выявления крупных и особо крупных хищений (на 10%), взяточничества (на 31%), фальшивомонетничества (на 15%).

Наметившаяся тенденция роста выявляемых экономических преступлений сохранилась и в 1993 г. Так, крупные и особо крупные хищения, а также взяточничество увеличились почти наполовину, а фальшивомонетничество — более чем в 8 раз. Особенно возросло число зарегистрированных фактов нарушения правил о валютных операциях, превысив уровень 1992 г. на 169%.

Фактически темпы роста экономических преступлений значительно превышают динамику их выявления. По некоторым экспертным оценкам, латентность взяточничества колеблется в настоящее время от 95 до 98%, хищений государственного имущества — от 50 до 80%.

Серьезную обеспокоенность вызывает криминальная ситуация на рынке потребительских товаров и услуг. Незаконное предпринимательство, фальсификация товаров, ставящих под угрозу не только здоровье, а порой и жизнь потребителей, обман покупателей, незаконное повышение или поддержание цен отмечаются в каждом четвертом случае от числа всех зарегистрированных в сфере экономики преступлений. По сведениям ГУЭП МВД Российской Федерации вне государственного контроля за неполный год реализовано более 30 млн. дкл спирта. От незаконного оборота спирта государство недополучило более половины причитающихся акцизных сборов.

Масштабы незаконного предпринимательства приобретают губительный для общества характер. Более 20% розничного товарооборота падает на неорганизованную торговлю, аккумулирующую до 30% наличных денежных средств. По некоторым оценкам, только в 1992г. из предприятий государственной торговли в сферу свободного предпринимательства было перераспределено товаров на общую сумму 1 трлн. 400 млрд. руб., реализованных населению по завышенным ценам.

Растет количество забракованных Госторгинспекцией товаров, причем реализация продуктов питания, не соответствующих требованиям Закона о сертификации товаров и услуг, увеличилась с 2 до 9 раз. Широкое распространение получил незаконный алкогольный бизнес, связанней с фальсификацией вино-водочной продукции. Достаточно сказать, что незаконная нажива всего по пяти уголовным делаем составила более 450 млн. руб. Отсутствие надлежащего государственного контроля за качеством товаров и соблюдением дисциплины цен делает этот вид преступлений привлекательным для недобросовестных коммерсантов, а общество ставит в зависимость от степени деморализации новоявленных богачей.

По масштабам причинения вреда особую группу экономических преступлений составляют злоупотребления в сфере кредитно-денежных отношений.

Россия — единственная из всех стран постсоциалистического развития, переходящих на рыночный способ саморегуляции, породившая феномен обналичивания денежных средств. Он предполагает возможность за определенное вознаграждение (30-40%) от суммы наличных перевести из государственного сектора экономики на счета коммерческих структур по сговору с первыми определенные средства в виде денежной наличности. Впервые хищения, связанные с обналичиванием, были опробованы кооперативами и, не встретив должного противодействия со стороны государства, успешно функционируют и поныне. В период наивысшей активности кооперативов (1989-1990 гг.) с помощью этих хозяйствующих субъектов было снято со счетов государственных предприятий более 50 млрд. рублей. По негативным последствиям для бюджета страны эта операция соотносима лишь с антиалкогольной кампанией.

В настоящее время только в г. Москве по состоянию на 01.01.94 г. ежедневно в среднем обналичивается до 40 млн. руб. Массовый характер приобрели хищения денежных средств с помощью подложных авизо. По данным Центрального банка Российской Федерации, в 1993г. удалось предотвратить хищений на 1 трлн. руб. Об истинной распространенности завладения мошенническим путем денежными средствами судить из-за отсутствия данных сложно, однако влияние этих процессов на инфляцию несомненно. Эксперты полагают, что оно колеблется от 20 до 30%.

Невосполнимый ущерб общественным интересам наносится правонарушителями во внешнеэкономической деятельности. Общепризнано, что каждый второй доллар валютной выручки России оседает за границей. Так, в 1993г. не менее 15-20 млрд. долларов из 46 млрд. долларов экспорта России остались за ее рубежами.

Свидетельством масштабов других видов потерь служат данные Государственного таможенного комитета об экспорте стратегически важных ресурсов. Вывезенное в соответствии с лицензиями коммерческими структурами в 1991 г. сырье оценивается в несколько миллиардов долларов, тогда как товаров за тот же период ввезено всего на 65,8 млн. долларов.

За последние 1,5 года закончено расследование более 6 тыс. уголовных дел о преступлениях, связанных с незаконным вывозом сырья. Потери от необоснованных льгот, по данным МВЭС (Министерства внешнеэкономических связей), в 1991-1992 гг. от недоплаты экспортных пошлин равнялись 2,2 млрд. долларов, а от импортных — соответственно 300 млн. долларов.

Значительные средства переводятся из России на счета зарубежных банков от неправомерных сделок, нередко сопряженных с хищениями государственного имущества, взяточничеством. Зарубежные партнеры серьезно озабочены притоком в их банки средств, добытых преступным путем, легализацией теневого капитала, подрывающих традиции честного бизнеса и провоцирующих вседозволенность как способ накопления капитала.

Высокую криминогенную активность отличает вся среда реформирования собственности путем приватизации государственных и муниципальных предприятий. Наибольшее распространение здесь получили: занижение стоимости приватизируемых объектов, устранение нежелательных конкурентов, приобретение недвижимости путем незаконного отчуждения государственного имущества во всевозможные акционерные общества и товарищества с участием физических лиц, неоднократная переуступка, а в ряде случаев и ложное банкротство хозяйствующих субъектов, в уставной капитал которых передано государственное и муниципальное имущество. Противоправное завладение государственным имуществом чаще всего осуществляется путем номенклатурной приватизации, т. е. организационного слияния прежних органов власти и хозяйственного управления с самостоятельными товаропроизводителями, и директорской модели приватизации, отторгающей трудовой коллектив в качестве совладельца прежней государственной собственности. Номенклатурная и директорская модели приватизации наносят ощутимый вред общественным интересам, подрывают доверие населения к самой идее приватизации, призванной содействовать формированию слоя собственников в России — опоры экономической демократии. Исследования показывают наименьшую защищенность от злоупотреблений федеральной собственности.

По данным Госкомстата Российской Федерации, отношение начальной цены приватизируемых объектов к продажной в отношении муниципальной собственности выражается как 1 : 7, собственности территорий (краев, областей, национально-государственных образований) — соответственно 1 : 4, федеральной собственности — 1 : 2. В среднем стоимость одного приватизированного предприятия, находящегося в муниципальной собственности, составила 8 млн. руб., соответственно территорий -16 млн. руб., федеральной — 52 млн. руб. (в ценах 1993 г.)

В целом по Российской Федерации на статистическом уровне наметилась отрицательная криминологически значимая тенденция: слабое использование сугубо коммерческих способов (например, аукционного) продажи государственного имущества. По коммерческому конкурсу в 1992г. продано 43% предприятий, в 1993 — 30%, на аукционе соответственно 16 и 7%. Прямые потери бюджета в совокупности с иными, характеризующими ненадлежащее исполнение должностными лицами обязанностей по обеспечению законности, свидетельствуют о расширении зоны возможных злоупотреблений, сговоре продавцов и покупателей, о манипулировании процедурами приватизации в достижении корпоративных интересов. Как показывают прокурорские проверки, корыстные устремления не встречают необходимого противодействия как со стороны специальных органов, наделенных государством полномочиями по осуществлению приватизации (комитетов по управлению государственным имуществом, фондов имущества), так и правоохранительных органов.

К примеру, в 1993 г. по фактам злоупотреблений в процессе приватизации МВД Российской Федерации возбуждено более 3700 уголовных дел, 90% из них падает на мошенничество с приватизационными чеками (3342).

Между тем опрос 114 работников МВД и МБ Российской Федерации показал1, что респонденты субъектами правонарушений в процессе приватизации в 54% случаев считают должностных лиц местной администрации; в 34% — должностных лиц комитетов по управлению имуществом. Иначе говоря, более чем в 2/3 случаев незаконная приватизация так или иначе связана со злоупотреблениями по службе.

1 Устинов B.C. Правонарушения в процессе приватизации /Тезисы и материалы выступлений “За честный бизнес”. — М., 1994. -С.14.

Признаками, свидетельствующими о наличии коррупционных связей являются: включение в состав учредителей или акционеров родственников и знакомых должностных лиц органов власти и управления (59%); необоснованное затягивание рассмотрения заявки на приватизацию (32%); завышение материального износа приватизируемого имущества (35%); явно заниженная сумма выкупа арендованного имущества (28%) и др. Несомненно, негативное воздействие на правоприменительную практику в процессе приватизации оказывает отсутствие специальных норм уголовного законодательства, предусматривающих ответственность за умышленное нарушение общеобязательных правил приватизации, хотя по темпам, масштабам и социальным последствиям преобразования государственной собственности Россия не знает себе равных в мировой практике.

Сравнительно новым для отечественной хозяйственной практики является такой вид преступлений, как сокрытие доходов (прибыли) или иных объектов налогообложения. Данное правонарушение, криминализованное Законом Российской Федерации от 2 июля 1992 г., отличается как значительной распространенностью, так и повышенной общественной опасностью. В одном только 1992г. было выявлено 14 тыс. нигде не зарегистрированных предприятий, а следовательно, и не несущих бремени расходов общества на выполнение необходимых социально значимых функций.

Проверками в 1993г. установлено, что каждый четвертый проверяемый нарушает налоговое законодательство. Подразделениями налоговой полиции совместно с налоговыми инспекциями пресекается за год более 12 тыс. налоговых правонарушений. Благодаря этому государственная казна пополнилась в 1993г., например, более чем на 400 млрд. рублей и 130 млн. долларов США. По фактам злоупотреблений возбуждено около 4000 уголовных дел по ст. 162 ч. 2 и 3 УК РФ. Преступные ухищрения по утаиванию доходов насчитывают уже более 300 способов. Помимо сбора налогов и контроля за доходами населения, налоговой полицией вносится определенный вклад в борьбу с теневой экономикой и организованной преступностью.

По способу совершения хищения делятся на две группы:

— отражаемые на балансе предприятий, организаций в виде недостачи товарно-материальных ценностей;

— не показываемые в учетных документах операции с товарно-материальными ценностями и денежными средствами.

Расбалансированность потребительского рынка, разрушение создаваемых десятилетиями хозяйственных связей, инфляция сделали предпочтительными для современной экономической практики обменные операции “товар на товар”, что в свою очередь сказалось на изменении предмета хищений. По данным МВД, в последние годы значительно (почти на 40%) увеличилось число краж сырья и материалов с предприятий легкой и местной промышленности для их последующего перераспределения.

Криминологические исследования свидетельствуют и о существенном изменении способа противоправного завладения имуществом. Послевоенный период хозяйственной практики характеризовался нарастанием ухищренности приемов, направленных на сокрытие преступлений, отчего наибольшие трудности представляло выявление хищений, т. е. распознавание товарно-денежных операций как преступных в ряду обычных действий должностных и материально-ответственных лиц.

В настоящее время возрастает число примитивных, даже вульгарных форм посягательств на экономическую систему, носящих как бы открытый, откровенно циничный характер и не требующих высокой профессиональной подготовки, знания специфики бухгалтерского учета, технологии производства.

Сказанное наглядно проявляется в сфере договорных обязательств. Используя принцип свободы договора, недобросовестные предприниматели нередко вступают в хозяйственные отношения с обманной целью, не помышляя о надлежащем выполнении условий договора. Сначала завладевают авансовыми средствами, а затем пускают их в оборот, получая значительную выгоду. При наступлении сроков выполнения договора злоумышленники выплачивают неустойку. В ряде случаев в мошеннических целях создаются лжехозяйствующие субъекты, которые по получении предоплаты меняют местонахождение, создавая трудности в их розыске, часто противоправное завладение средствами контрагента осуществляется по подложным, похищенным у других фирм (или ликвидированных) документам.

В последние годы прослеживается устойчивая тенденция роста организованной преступности, свойственная хищениям в особо крупных размерах, взяточничеству. Несмотря на то, что доля этих видов преступлений в структуре всех иных форм преступных посягательств на экономическую систему невелика, их влияние на поведенческие реакции различных групп населения возрастает. “Организовываясь и специализируясь, устойчивые преступники обращают противоправную деятельность в единственный или дополнительный, но значительный источник средств существования”1.

Происходит сращивание расхитителей с ворами, грабителями, представителями общеуголовной преступности, с одной стороны, и активное взаимодействие с теневой экономикой, образующей фундамент экономической преступности — с другой.

1 Гуров А.И. Профессиональная преступность. Прошлое и современность. — М.,1990.-С.5.

Вместе с тем экономическую преступность нельзя отождествлять с организованной. Пересекающиеся интересы теневой экономики и организованной преступности придают устойчивость существованию преступных группировок расхитителей, расширяют их притязания на особую роль в руководстве такими экономическими процессами, как разгосударствление и приватизация.

Психологи полагают, что расхитители резко отличаются как от законопослушных граждан, так и от иных категорий преступников.

Характеризуя личность расхитителей, нельзя не заметить примерно равное соотношение мужчин и женщин (59,3% мужчин и 40,7% женщин), что соответствует общему распределению населения по полу (мужчин — 50,8%, женщин — 49,2%). Среди лиц, совершивших все преступления, соотношение женщин и мужчин в среднем 1 : 8. Наблюдающееся равновесие полов в экономической преступности обусловлено тем, что женщины традиционно чаще мужчин занимают должности, связанные с выполнением учетных, бухгалтерских функций, обслуживанием товарно-материальных ценностей в торговле, сфере бытового обслуживания.

Из руководящих работников, которые в организованных хищениях достигают трети всех осужденных, напротив преобладают мужчины. Еще более высок процент мужчин среди лиц, осужденных за взяточничество (68,8%), что прямо связано с выполнением специальных исполнительно-распорядительных функций, свойственных управленческому звену.

По данным криминологических исследований, каждые два из трех осужденных за экономические преступления имели среднее, средне-специальное и высшее образование.

Для должностных, хозяйственных преступлений и служебных хищений свойственно совершение преступления впервые. Ранее судимые за взяточничество среди всех осужденных не превышают 4%, таков же уровень ранее судимых за спекуляцию.

В отличие от служебных хищений для должностных преступлений групповой характер не является столь значительным. Доля лиц, совершивших взяточничество в группе, составляет около 8%. Этот показатель несколько выше среди выявленных лиц, совершивших спекуляцию (11%).

Социальный состав осужденных за хищения, должностные и хозяйственные преступления различается в зависимости от места, занимаемого тем или иным лицом в иерархии управленческого аппарата.

Лица в возрасте 18-19 лет составляют около 1/4 в общем числе выявленных лиц, совершивших хищения. Основную же возрастную группу образуют лица 30 лет и старше (75%).

В криминологии различают: случайных преступников, совершивших хищение под воздействием тех или иных жизненных обстоятельств; лиц с укоренившимися привычками социального паразитирования, способных приспособить недостатки хозяйственного механизма для извлечения наживы (которые чаще используют, чем создают ситуацию, пригодную для изъятия имущества из государственных, общественных фондов); организаторов преступлений — лиц с большим опытом противоправной деятельности, циничных и умелых, исповедующих корпоративную мораль и не считающихся с общепринятыми правилами поведения.

Наличие собственных интересов в экономике продемонстрировал и нарождающийся слой отечественных предпринимателей, неоднородный по социальному составу, политическим пристрастиям, выбору способов достижения целей.

Особую опасность, с точки зрения криминологии, представляют три группы предпринимателей.

Первая — носители компрадорской идеологии, безразличные к национальным интересам России, смыкающиеся с недобросовестными западными коммерсантами, стремящиеся за счет вывоза капитала, невосполнимых природных ресурсов достичь желаемого ими западного стандарта потребления.

Вторая — предприниматели, заинтересованные в быстрейшем накоплении богатств, а потому предпочитающие инвестициям в промышленность спекулятивные сделки.

Третья — особая ветвь организованной преступности, претендующая на серьезное влияние в обществе.

И первые, и вторые, схожие в способах первичного накопления капитала, выступают не союзниками, а яростными противниками реформирования. Их устремления прямо противоположны надлежащему порядку в экономике, созданию равных возможностей для честного предпринимательства, не прокламируемой, а действительно равной правовой защите различных форм собственности.

Определяющей по-прежнему остается непроизводительная, паразитирующая на государственной собственности, посредническая, жиреющая на нищете народа ветвь предпринимателей. Для нее потеря позиций в экономике равносильна смерти. В то же время в экономике прогрессируют нестабильность, своеволие, граничащие с произволом со стороны аппарата управления, поскольку они не имеют ни внутренних, ни внешних предпосылок для перелома негативных тенденций.

Статистический портрет лиц, выявляемых за совершение спекуляции, представлен следующим образом: 18-29 лет -41,7%, 30 лет и старше – 57,1%. Преобладают мужчины (58,2%). Обращает на себя внимание значительный удельный вес трудоспособных неработающих лиц — 14,5%. Не многим менее половины -это рабочие (47,3%).

Что касается взяточничества, то здесь наблюдается преобладание служащих (51%) в возрасте свыше 30 лет (77,2%).

Побудительным мотивом занятия противоправной деятельностью в сфере экономики, как правило, выступает корысть, стремление к материальному благополучию, обладанию престижными, дорогостоящими вещами, пренебрежение интересами других людей в угоду удовлетворения личных амбиций, стремление приблизиться к западным стандартам потребления, занять высокое устойчивое положение в обществе, открывающее доступ к таким благам, которые недоступны рядовому труженику. В организованных хищениях значительная часть похищенного перераспределяется в виде взяток нужным людям.

Чаще других экономических преступлений выпуск недоброкачественной продукции совершается под воздействием целого ряда объективных факторов, не всегда зависящих от волеизъявления должностных лиц: устаревшее оборудование и отсутствие средств на его модернизацию; текучесть кадров на мало привлекательных работах и обязательства поддерживать заработок, обусловленный соглашением.

Смотрите так же:

  • Приказом мэр 537 Приказ Министерства экономического развития РФ от 30 сентября 2011 г. N 537 "О внесении изменений в конкурсную документацию на проведение открытого конкурса на право заключить государственные контракты на выполнение работ в рамках государственной программы Российской Федерации "Информационное общество (2011-2020 годы)" (3 очередь) (8 […]
  • Николай 1 правил с Николай 1 правил с Николай I (правил с 1826 по 1855). Россия маркиза де Кюстина Александр I скончался бездетным, то есть для престолонаследия теперь (после павловского «Учреждения об императорской фамилии») важно было то, что император не оставил именно законного мужского потомства. И согласно тому же «Учреждению…» престол должен был […]
  • Возврат за лагерь Как получить компенсацию за путевку в детский лагерь? Отправляя ребенка отдыхать, родителям стоит узнать о своих правах. В частности, о том, что им положено частичное возмещение потраченных собственных средств на путевку. В данной статье мы рассмотрим как получить компенсацию за путевку в детский лагерь, какой размер выплат и какие […]
  • Бланк полиса осаго новый С нового года изменятся бланки полиса ОСАГО Новые бланки полисов ОСАГО розового цвета вышли в обращение всего чуть больше года назад, но уже готовится очередная версия этого документа. Мы обратились за разъяснениями в Российский союз автостраховщиков (РСА). Измененные бланки начнут выдавать с 1 января 2018 года, регламентирует их Банк […]
  • Счет налог на транспорт Отражение транспортного налога в учете В бухгалтерском учете расчеты по транспортному налогу отражаются на счете 68 "Расчеты по налогам и сборам". Для этого к счету 68 открывается субсчет "Расчеты по транспортному налогу" (Инструкция к Плану счетов). Как правило, транспортный налог относится к расходам по обычным видам деятельности (п. […]
  • Езда без полюса осаго Правительство РФ не поддержало повышение штрафов за езду без полиса ОСАГО По данным источника, кабмин счел обоснование законопроекта недостаточным Москва. 22 марта. INTERFAX.RU - Правительство России не поддержало законопроект депутата Госдумы от фракции "Единая Россия" Сергея Вострецова, который предполагает увеличение штрафа за […]