Основной социологический закон это

Основной социологический закон это

Если внутри экономического способа производства определяющую роль играют производительные силы, а внутри технологического — его техническая основа, то по отношению ко всей системе общественных отношений, идей, учреждений такую роль выполняют оба способа производства в целом и в единстве, что можно обозначить как «способ производства материальных благ». Кстати, если вернуться к определению технологического способа производства, то нетрудно обнаружить, что два способа производства, о которых идет речь, являются не рядоположенными, а в определенном смысле «помещенными» один внутри другого: ведь технологический способ производства есть не что иное, как способ соединения, взаимодействия элементов производительных сил в связи с их технической основой, в то время как экономический способ производства представляет собой системное единство этих производительных сил с соответствующими им экономическими отношениями. В схеме 3 сделана попытка графически изобразить эту «помещенность».

Такое взаимопроникновение способов производства очень часто имеет своим следствием их совокупное воздействие на социальные, политические и духовные процессы. В дальнейшем мы не раз будем возвращаться к конкретизации действия этого закона при анализе отдельных сторон, состояний, процессов общественной жизни. Сейчас проследим его совокупное действие на примере такого социального института, как семья.

Известно, что коллективистская, общинная собственность на средства производства обеспечивала социальное равенство мужчин и женщин. При этом во многих родовых коллективах и во главе общины в целом и во главе семьи стояла женщина. И если даже матриархат не был, как сейчас считают историки, всеобщим явлением, повсеместный переход к патриархату может быть объяснен научно только с учетом действия закона определяющей роли обоих способов производства в общественном развитии. Главенствующая роль женщины в семье и делах общины была характерной для тех общин, в которых основные средства существования давало собирательство, а не такие мужские занятия, как охота и рыболовство. Собирательство не требовало или почти не требовало употребления искусственных каменных орудий, «творцами» и владельцами которых были мужчины. Собирательство же было уделом женщин потому, что вскармливание и воспитание «подрастающего поколения» не позволяло им удаляться далеко от поселения, как того требовала охота и рыболовство. В силу этих причин женщина была и хранительницей домашнего очага — не в образном, а совершенно реальном смысле слова: огонь должен был поддерживаться денно и нощно, ибо иначе могла наступить смерть от холода и голода. Все эти производственные функции, то есть место в технологическом способе производства, и выводили женщину на положение «первой среди равных».

Ситуация коренным образом меняется с переходом к новому технологическому способу производства — от собирательства к культурному земледелию и от охоты к скотоводству. Употребление тяжелых вспашных орудий, характерных для первобытного земледелия, требовало большой физической силы, и первым земледельцем становится мужчина. Первобытное скотоводство требовало удаления на большие расстояния от своего поселения, и первым скотоводом опять-таки становится мужчина. Но поскольку именно земледелие и скотоводство дают теперь основные средства к существованию, то и главенствующая роль в семье и общине переходит к мужчине. Эта роль окончательно закрепляется в связи с появлением прибавочного продукта и частной собственности, то есть с переходом к новому экономическому способу производства. Патриархальная семья становится и технологической, и экономической ячейкой нового общества, а главенство мужчины, его ведущее место в производстве прибавочного продукта закрепляется и юридически — в праве наследования имущества исключительно по мужской линии. Наступает то самое «всемирно-историческое поражение женщины», о котором писал Ф. Энгельс в «Происхождении семьи, частной собственности и государства».

Условия для эмансипации женщин начинают складываться в связи с переходом опять-таки к новому технологическому способу производства, возникающему в ходе машинного переворота. Заметим, что в плане экономическом этой эпохе соответствует определенная стадия развития капитализма. И вот здесь-то мы наблюдаем уже разнонаправленное воздействие каждого из способов производства на один и тот же процесс. Высокий уровень производительных сил, достигнутый в результате машинного переворота, позволяет женщинам участвовать в процессе общественного производства наравне с мужчинами, поскольку машина не требует большой физической силы. Но характер экономических отношений тормозит процесс эмансипации (еще долго будет сохраняться неравенство в оплате труда, в условиях получения образования и т. п.). Новый этап в продвижении к фактическому равенству женщины и мужчины открывается сегодня в связи с начавшимися в развитых странах процессами социализации многих сторон общественной жизни, причем в этом же направлении «срабатывает» и переход к информационно-компьютерному технологическому способу производства, позволяя автоматизировать домашнее хозяйство.

Есть, конечно, такие общественные процессы, состояния, институты, на изменение которых оказывает монопольное или почти монопольное воздействие какой-то один из способов производства. Так, требования, предъявляемые к общеобразовательному, профессиональному и культурному уровню производителя материальных благ, детерминированы прежде всего характером труда, свойственным данному технологическому способу производства. Или другой пример: специфика средств труда предопределяет «ассортимент» профессиональных заболеваний — Для конвейера как символа индустриально-машинного производства показателен прежде всего массовый физический травматизм, в автоматизированном производстве с его сложными пультами контроля преобладает уже травмирование нервно-психической системы человека.

Итак, основной социологический закон, действие которого прослеживается на протяжении всей истории человечества, может быть определен как закон определяющего воздействия экономического и технологического способов производства на все стороны жизни общества.

Вопросы для самоконтроля

1. В чем коренной методологический порок техницизма?

2. Какие технические революции в истории общества вам известны?

3. Уяснили ли вы различие между основным и исходным производственными отношениями?

4. В каком случае производственные отношения выступают в качестве тормоза развития производительных сил?

5. Как вы понимаете сущность основного социологического закона?

Назад Оглавление Вперед

Социология

  • Законы и категории социологической науки

    Обратим внимание на то, что социология относительно молодая наука. Система законов и категорий социологии еще только активно формируется. Для любой науки это основной вопрос ее утверждения, статуса, так как именно в категориях (понятиях) концентрируется, накапливается выработанное знание.
    Непосредственный объект социологии социальное в процессе его развития, преобразования, использования, управления на разных уровнях общественной системы. Поэтому для социологии самой первой предельно широкой категорией является понятие «социальное».
    К числу важных понятий, категорий социологии относятся такие, как социальные отношения, социальные институты, социальные группы, социальные процессы, социальная структура.
    В социологии много категорий, которые отражают качественное состояние социальных процессов. Например, коллективность и коллективизм, псевдоколлективизм и даже общинность, соборность, социальная однородность и социальные различия, социальные интересы, социальная защищенность. Более подробно с категориями мы будем знакомиться по мере изучения курса.
    Ядро всякой науки составляют ее законы. Закон, как известно, есть отражение существенных, устойчивых и необходимых связей как внутри какого-то процесса, системы или явления, так и между ними. Законы выражаются, как правило, в категориях. Так возникает у каждой науки собственный язык. Когда специалисты говорят на своем языке, то человек непосвященный, непрофессионал вряд ли их поймет. Видимо, отсюда родилась шутка, что наука это когда о понятных вещах, явлениях говорят непонятным языком.
    Важно уточнить, что социология имеет дело с социальными законами, которые действуют во всех сферах человеческой деятельности и различаются по форме своего влияния, распространения. К примеру, одни охватывают только малую группу, класс, поселенческую общность, а другие — общество в целом.

    • Как и все научные законы, социальные законы характеризуются следующими основными признаками:
      • во-первых, закон действует только при наличии определенных условий;
      • во-вторых, при этих условиях закон проявляется всегда без каких-либо исключений;
      • в-третьих, условия, при которых действует социальный закон, реализуются не полностью, а частично и приблизительно.

      К примеру, основной фактор, который определяет место работы, человека, размер вознаграждения. Но в реальной жизни этот социальный закон влияет на поведение мужчин молодого возраста и может не влиять на поведение семейной женщины, человека творческой профессии.
      Социальные законы можно разделить на две основные группы: законы функционирования, или организации, и законы развития.
      Социальное явление в его конкретном состоянии есть прежде всего осуществление социального, то есть действие социального закона в определенном виде, месте, времени. Соответственно, на первое место выдвигаются законы целостности организации и развития всего общества, всей цивилизации. Такие социальные законы являются общесоциологическими. Например, зависимость любого социального явления от соотношения базиса и надстройки, закон возвышения и облагораживания потребностей, закон экономии времени.
      Специфика функционирования большинства законов определяется рамками конкретной общественной формации, ибо любое социальное явление зависит от уровня развития общества, способа производства материальных и духовных благ. Первобытнообщинный строй, а также рабовладельческий, феодальный, капиталистический, имея общесоциологические законы, различаются спецификой их функционирования. Так, экономический или политический кризис развивается в обществе вне зависимости от позиций политических лидеров, партий и даже воли большинства населения. Типичный пример: развал СССР вопреки позиции большинства населения. Общесоциологические законы действуют почти так же, как физические, их можно использовать в своих интересах, но отменить нельзя. Следовательно, ими нельзя пренебрегать.
      Конечно, есть еще законы трудового коллектива, семьи, личности той или иной социальной группы. Именно они образуют каркас специальных социологических теорий.
      Социологическое видение общества, реализация социологического подхода к обществу это всегда анализ явления, процесса в системе социальных связей, анализ с точки зрения его соотношения с обществом как целым.
      Социология позволяет не только описывать явления, процессы, но и объяснять их, давать модель явления и общества в целом. Социологический анализ процесса в динамике позволяет определять и прогнозировать тенденции изменений и формулировать перспективы относительно будущего. Райт Миллс говорил, что только социологическое воображение может дать понимание сложных отношений человека и общества.
      В заключение мне хотелось бы привести мысль, которую высказали Джейн Томпсон и Джудит Пристли — ученые Оксфорда. Она звучит так: в самой простой формулировке социология — это изучение сложных взаимоотношений между людьми и обществом, исследование того, как люди создают и изменяют общество и как общество формирует поведение людей и их представления о себе. Конечно, есть и более сложные определения, но после того, как вы прочтете курс лекций, вы поймете, что отношения между людьми и обществом никоим образом не являются чем-то элементарным.
      Социология — это интересная наука, с которой нам и предстоит познакомиться в курсе «Социология».

      Категории и законы социологии

      Социология, как и любая другая наука, имеет свои категории и законы, система которых отражает внутреннюю логику социологического познания, раскрывает и конкретизирует характеристику ее предмета и метода, служит основой для теоретического осмысления социальных явлений и процессов.

      Социологические категории — это основные и наиболее общие понятия социологии, отражающие социальную реальность как определенную целостность в ее становлении и развитии. В то же время эти понятия выражают сущность самого процесса социологического познания, его методов и механизмов функционирования.

      Основу понятийного аппарата социологии образуют три группы категорий:

      • социологически интерпретируемые общенаучные категории («социальная система», «социальная структура», «социальное развитие» и др.);

      • собственно социологические категории («социальный статус», «социальный институт», «социальная стратификация» и т.д.);

      • категории близких к социологии дисциплин («культура», «личность», «государство», «власть» и др.).

      В качестве исходной категории социологии выделяют понятие «социальное» (1.1), через которое определяются такие важные социологические категории, как «социальные действия и взаимодействия», «социальные отношения», «социальные общности», «социальные институты», «социальные организации», «социальная система», «социальная структура» и др. Среди них особое место занимает категория «социальная общность», характеризующая вес виды и формы социальных образований, субъекты которых связаны общими интересами и находятся в прямом или косвенном взаимодействии. По мнению ряда социологов, эта категория является ключевой, основополагающей в социологическом анализе, так как содержит в себе источник самодвижения, развития социальных процессов и отношений.

      К числу важнейших категорий социологии относятся понятия «социальная система» и «социальная структура», которые имеют большое методологическое значение для макросоциологических исследований. Социологи, изучающие поведение людей на микроуровне, оперируют понятиями «социальные действия и взаимодействия», «социальные статусы и роли», «малая социальная группа», «социальные ценности и нормы» и др. Отдельную группу образуют процедурные категории, раскрывающие методику социологического исследования («анкетирование», «социологический опрос», «интервьюирование», «выборка», «репрезентативность», «включенное наблюдение», «контент-анализ» и т.д.).

      Если категории социологии отражают наиболее значимые свойства, признаки изучаемого социального объекта, то ее законы выражают глубинные связи между ними. Законы социологии по своей природе являются социальными. Социальный закон — это выражение существенных всеобщих и необходимых связей социальных явлений и процессов, прежде всего связей, возникающих в результате совместной деятельности людей, их групп и объединений. К числу социальных относятся, например, законы индустриализации и урбанизации общества, социальной мобильности и миграции, социальной дезорганизации, интернационализации общественной жизни и др.

      В целом выделяют пять групп социальных законов:

      • законы, констатирующие сосуществование социальных явлений. Согласно таким законам, если есть явление А, то должно быть и явление В. Так, индустриализация и урбанизация общества определяют сокращение экономически активного населения, занятого в сельском хозяйстве;

      • законы, отражающие тенденции развития. Они обусловливают изменение структуры социального объекта, переход от одного порядка взаимоотношений к другому. Например, изменение характера производительных сил требует изменения производственных отношений;

      • законы, устанавливающие функциональную зависимость между социальными явлениями. Так, чем активнее человек участвует в политической жизни, тем выше его политическая культура;

      • законы, фиксирующие причинную связь между социальными явлениями. Например, важнейшим и необходимым условием социальной интеграции выступает рациональное сочетание общественных и личных интересов;

      • законы, утверждающие возможность или вероятность связи между социальными явлениями. В частности, уровень бракоразводных процессов в различных странах зависит от экономических циклов.

      Социальные законы подразделяются на общие и специфические. Первые определяют развитие общества как целостной социальной системы, вторые — отдельных элементов этой системы. По характеру и способу проявления социальные законы делятся на динамические, т.е. выражающие жесткую, однозначную связь между социальными явлениями, и статические (стохастические), т.е. детерминирующие социальные процессы не абсолютно, а с определенной степенью вероятности.

      Социальные законы проявляются в деятельности конкретных людей, составляющих социальные группы и общности. Поэтому, изучая социальные законы, важно выявлять социально значимые, устойчивые и повторяющиеся (типичные) формы поведения людей, определенные их сложными взаимосвязями с окружающей социальной средой. Познание этих закономерностей необходимо для решения социальных проблем, совершенствования механизма социальною управления, повышения ею эффективности на всех уровнях.

      А.Б. Гофман. Семь лекций по истории социологии

      Формирование идеи социального закона

      Важнейшей интеллектуальной предпосылкой возникновения социологии как науки было представление о социальном детерминизме, т. е. о том, что в обществе господствуют не хаос и произвол, а пространственная и временная упорядоченность, причинно-следственные связи, обус-

      ловленность одних явлений и процессов другими. На этом представлении основывалась вера в то, что наука об обществе способна (если не теперь, то в будущем) открывать, формулировать и изучать законы: универсальные, устойчивые и глубинные связи, зависимости, тенденции. Благодаря законам возможны так называемые помологические высказывания, т. е. более или менее общие, универсальные высказывания, без которых нет науки. Существование законов в социальной реальности и способность познавать их служили главными аргументами в пользу того, что социология как наука возможна и необходима.

      Понятие закона в целом имеет два смысла:

      1) онтологический, т.е. относящийся к сфере реального, сущего, того, «что есть», точнее, того, что регулярно «бывает»;

      2) деонтологический4, т.е. относящийся к сфере нормативного, обязательного, того, что «должно быть», точнее, регулярно «бывать».

      Соответственно эти два смысла отражают существование двух различных видов законов: онтологических и деонтологических.

      Онтологические законы — это правила, принципы и свойства, которые относятся к «естественному», стихийному, самопроизвольному ходу вещей. Они исключают вмешательство чьей-либо воли (человеческой или божественной) или же включают ее в себя как одно из своих собственных проявлений. С такого рода законами имеет дело наука; это научные законы, теоретические или эмпирические. К этому же виду законов принадлежат принципы и правила различных паранаук: астрологии, хиромантии, геомантии и т. п.

      Деонтологические законы — это такие правила, принципы и свойства, которые выступают в качестве обязательных для исполнения норм. Это нормы религии (божественные законы), права (юридические законы), морали (законы нравственности) и даже эстетической культуры («законы красоты»). Исторически все эти нормы восходят к обычаю, в котором все они образуют единую недифференцированную нормативную сферу. Древние нормативные кодексы, например библейские Десять заповедей или индийские «Законы Ману», представляют собой одновременно религиозные, нравственные и юридические законы.

      Правда, представления об онтологических и деонтологических законах в истории часто очень тесно переплетались и смешивались как в теоретическом, так и в обыденном сознании. Следы такого смешения сохранились и в современном языке. Например, когда мы утверждаем, что такое-то природное явление «подчиняется» такому-то закону, то мы неявно уподобляем это явление некоему законопослушному гражданину, действующему в соответствии с конституцией и уголовным кодексом. ___________________

      4 Деонтология — раздел этики, изучающий проблемы долга и должного. Термин «деонтология» введен английским этиком-утилитаристом>?. Бентамом (1748-1832).

      Деонтологическое понятие закона (закона должного) в истории долгое время доминировало над понятием закона онтологического (закона сущего). И хотя различие между ними осознавалось еще в древности, более или менее основательно они разделились лишь в новое время, в результате великой научной революции XVI-XVII вв.

      Наука имеет дело с онтологическими законами. Социология формировалась как научное знание социальных законов, т. е. законов, действующих в социальной реальности. Эту реальность предшественники социологии считали частью общей системы природы. Поэтому они предполагали, что и в ней, как и в природе в целом, действуют неизменные и всеобщие «естественные законы».

      Такое естественнонаучное понимание закона противостояло прови-денциалистскому взгляду, согласно которому структура и развитие общества определяются извне замыслом и волей божественного провидения.

      Научное понятие закона существенно отличалось также от понятия судьбы, хотя и было в одном отношении сходно с ним. Как и научный закон, судьба — не нормативная, а онтологическая категория. Но судьба темна, иррациональна и непостижима, ее можно лишь угадать, но ее невозможно исследовать и рационально объяснить [18, 158-159]. Закон же в принципе доступен познанию, в нем есть своя рациональная логика, которая усилиями человека может быть поставлена ему на службу.

      Уже в античности существовала идея детерминизма и различия между онтологическим и деонтологическим законами. Так, в древнегреческой философии различались и противопоставлялись понятия «номос» («закон») и «тесис» («установление»), с одной стороны, и «фюсис» («природа») — с другой. Первые два понятия выражали идею деонтоло-гического закона, а третье — онтологического. Идея детерминизма присутствовала в представлении греков о Космосе: как об упорядоченном, организованном и гармоническом целом.

      Особенно значительный вклад в разработку идей детерминизма и научного онтологического закона внес Аристотель, утверждавший, что «всякое определение и всякая наука имеют дело с общим. » [19, 273]. Он разработал широко известное учение о причинности, согласно которому существуют четыре вида причин: 1) причина как форма, как сущность, в силу которой вещь именно такова, какова она есть; 2) материальная причина, субстрат — то, из чего вещь возникает; 3) движущая причина, источник движения («творящее» начало); 4) целевая причина — то, ради чего что-либо осуществляется [20, 87-88 и ел.]. Хотя Аристотель признавал существование не только имманентных, внутренне присущих природе причин, но и трансцендентных, божественных (воплощенных, в частности, в категориях «перводвигатель», «форма форм» и т. п.), он ясно осознавал специфический характер естественных причин и законов, изучаемых наукой.

      В средние века положение меняется. Природа перестает восприниматься как самоорганизующееся и самоценное начало, содержащее в себе свои собственные законы и причины; соответственно и наука о природе утрачивает то значение, которое она имела в античную эпоху. Согласно средневековому воззрению, «. Природа не есть нечто самостоятельное, несущее в себе свою цель и свой закон. Учение о божественном всемогуществе оказывается связанным с тенденцией к ликвидации самостоятельности природы, поскольку благодаря своему всемогуществу бог может действовать вопреки естественному порядку» [21, 394].

      Закон природы оказывается непостижимым и в известном смысле не существующим для средневекового мировоззрения. Его место занимает чудо, постижимое не знанием, а верой. Не случайно и собственно естественнонаучные интересы, находящиеся на периферии интересов теологических, направлены не столько на устойчивое и повторяющееся в природе, сколько на всякого рода диковинки, «чудеса» и аномалии. Считается, что управляемая божественной волей природа, согласно этой же воле, может или служить человеку или наказывать его. Человек, его совершенствование и спасение оказываются целью природы. Ее объяснение поэтому предполагает, помимо Бога-творца, человека-цель.

      Великая научная революция, совершенная Коперником, Галилеем, Ньютоном, Декартом, Ф. Бэконом и др., привела к тому, что природа постепенно стала рассматриваться как causa sui, причина самой себя. На смену теистическому волюнтаризму, объясняющему природные и социальные процессы волей всемогущего Бога, приходит природный, естественный детерминизм. Правда, ученые не сразу отказываются от признания роли божественного фактора. Но они все чаще трактуют этот фактор либо с позиций деизма, рассматривая его лишь в качестве божественного первотолчка, после которого природа развивается по своим собственным законам, либо с позиций пантеизма, растворяя божественное начало в природном. В обоих случаях речь уже не идет, как ранее, о concursus Dei, соприсутствии Бога, постоянно оказывающего воздействие на природное и социальное бытие.

      Природа постепенно становится не только причиной самой себя, но и причиной многих других сфер бытия. Отсюда выдвижение и всеобщее распространение понятия «естественного». Мыслители и ученые XVI- XVIII вв. говорят не только о «естественном состоянии» (о котором шла речь выше) и его идеально-гипотетических признаках, но и о «естественном праве», «естественной морали», «естественной политике», «естественной экономике» и даже о «естественной религии». В этом ряду находится и понятие «естественного закона».

      Первоначально выражение «естественный закон» было чрезвычайно многозначно и неопределенно. Это отмечал еще Руссо: «Раз мы так мало знаем природу и так неодинаково понимаем смысл слова закон, то очень трудно будет прийти к соглашению относительно верного определения естественного закона» [22, 42]. Естественный закон понимался вначале одновременно как божественный, нравственный, юридический, разумный и в какой-то мере искусственный в том смысле, что он установлен величайшим и искуснейшим Мастером — Богом, а также человеком, создающим нравственные и юридические законы. Изначально естественный закон выступал прежде всего как деонтологическая категория, как система норм поведения природных объектов и существ (включая человека), установленных Богом.

      Такое понимание было присуще, в частности, и Декарту, и Гоббсу, и выдающемуся натуралисту Бюффону, и многим другим философам и естествоиспытателям. Естественный онтологический закон считается либо созданным естественным деонтологическим, либо растворенным в нем. Мы читаем у Гоббса: «Закон естественный и закон моральный называют обычно еще и божественным» [6, 320]. Отвечая на вопрос «Что такое естественный закон (law of nature)», он говорит: «Естественный закон, lex naturalis, есть предписание, или найденное разумом (reason) общее правило, согласно которому человеку запрещается делать то, что пагубно для его жизни или что лишает его средств к ее сохранению, и пренебрегать тем, что он считает наилучшим средством для сохранения жизни» [7, 98].

      При всех расхождениях Гоббса и Ричарда Камберленда, автора трактата «О естественных законах» (1672), в трактовке естественного состояния человека (по Гоббсу — антисоциального, по Камберленду — социального), они сходились в том, что естественные законы — это основополагающие нормы, установленные Творцом.

      Но Гоббс, как и многие другие новаторы XVI-XVII вв., истолковывает роль Бога в духе деизма. Признавая Бога первопричиной сущего, он вместе с тем обосновывает и чисто натуралистическое понимание «естественной» причинности, которое было характерно для тогдашнего естествознания, ориентированного прежде всего на механику. Хотя он использует понятие «естественные законы» как должные, как своего рода «божественно-разумно-нравственно-юридические» нормы, он в то же время упорно стремится исследовать универсальные связи реальности, онтологические законы, даже тогда, когда не называет их законами. Поэтому в его системе Бог и религия зачастую оказываются подверженными действию тех же законов, что и природа (включающая в себя общество).

      Важнейший шаг в обосновании идеи естественного онтологического закона как объекта науки сделал Спиноза, сформулировавший положение: «. Законы и правила природы, по которым все происходит и изменяется из одних форм в другие, везде и всегда одни и те же, а следовательно, и способ познания природы вещей, каковы бы они ни были, должен быть один и тот же, а именно — это должно быть познанием из универсальных законов и правил природы (Naturae leges et regulae)» [23, 455]. Будучи пантеистом, Спиноза растворяет божественный закон (а также нравственный и юридический) в законе природы.

      Заслуга Руссо состоит в том, что он стремился провести различие между деонтологическим и онтологическим «естественным» законом, хотя и недостаточно последовательно. «Мы можем вполне ясно сказать относительно этого закона только вот что: чтобы он был законом, нужно не только, чтобы воля того, на кого он налагает обязательство, могла сознательно ему подчиниться; но, кроме того, чтобы он был естественным, нужно, чтобы он говорил голосом самой природы» [22, 42].

      Понятие закона было основным и для Монтескье, который даже выносит его в заглавие своего самого знаменитого сочинения. «Законы в самом широком значении этого слова суть необходимые отношения, вытекающие из природы вещей; в этом смысле все, что существует, имеет свои законы: они есть и у божества, и у мира материального, и у существ сверхчеловеческого разума, и у животных, и у человека» [5, 163]. В этих словах Монтескье выражено онтологическое понимание закона, характерное для зарождавшейся науки об обществе.

      Монтескье был убежденным детерминистом. Образцом законосообразности для него был физический мир. Судя по всему, он полагал, что хотя «мир разумных существ далеко еще не управляется с таким совершенством, как мир физический» [там же, 164], когда-нибудь «естественные» и «неизменные» законы в обществе будут действовать столь же однозначно, как в природе. Неудивительно, что он подчеркивал определяющее значение географической среды, особенно климата, в жизни общества.

      Монтескье утверждал, что частные законы и причины подчинены общим: «Существуют общие причины как морального, так и физического порядка, которые действуют в каждой монархии, возвышают ее, поддерживают или низвергают; все случайности подчинены этим причинам. Если случайно проигранная битва, т. е. частная причина, погубила государство, то это значит, что была общая причина, приведшая к тому, что данное государство должно было погибнуть вследствие одной проигранной битвы. Одним словом, все частные причины зависят от некоторого всеобщего начала» [24, 128-129].

      Эти идеи Монтескье стали основополагающими для социологии. Но и он не мог избавиться от смешения онтологических и деонтологичес-ких законов, трактуя их то как реальные отношения, то как нравственные и юридические нормы.

      Фундаментальное различие законов долженствования («императивов») и «законов природы» обосновал Кант. Он исходил из того, что законы природы, эмпирические законы постигаются эмпирическим (опытным) путем, но это возможно лишь благодаря тому, что они соответствуют априорным (доопытным) законам рассудка; только благодаря им «явления составляют некоторую природу и делаются предметами опыта. » [25, 484]. Сами понятия «природы» и «естественного» формируются, по Канту, априорными законами рассудка. «Под природой (в эмпирическом смысле) мы разумеем связь существования явлений по необходимым правилам, т. е. по законам. Следовательно, существуют определенные законы, и притом a priori, которые впервые делают природу возможной; эмпирические законы могут существовать и быть открыты только при помощи опыта и именно в согласии с теми первоначальными законами, лишь благодаря которым становится возможным сам опыт», — писал он [там же, 278-279].

      Идея законосообразности социального мира, выводимая из его включенности в мир природы, присутствовала и у таких выдающихся предшественников социологии, как Вико, Гердер, Кондорсе.

      У Сен-Симона, чье творчество воплощает переход от предыстории к истории социологии, идея социального закона как разновидности естественного выражена наиболее резко и отчетливо. Он считал, что принципы естественнонаучного детерминизма должны быть перенесены в сферу социальных наук. Сен-Симон преклонялся перед гением Ньютона и доказывал, что основной закон, действующий в социальном мире так же, как и в физическом, — это закон всемирного тяготения: «. Из идеи всеобщего тяготения можно вывести более или менее непосредственно объяснение всех явлений. » [26, 268].

      Закон всемирного тяготения положил в основу своей теории и Ш. Фурье, согласно которому общество должно строиться на принципе «страстного притяжения». Не случайно Фурье был прозван «социальным Ньютоном».

      Таким образом, понятие закона, заимствованное естествознанием из человекознания (религии, морали, права), затем вернулось в область наук о человеке, но уже в совершенно новом облике — в форме естественнонаучного закона. Такая интерпретация социального закона означала, что, во-первых, он перешел из области должного в область сущего, во-вторых, из трансцендентной, потусторонней сферы он спустился в имманентную, посюстороннюю, а именно в сферу природы.

      Вместе с тем, будучи натуралистическим, это истолкование закона означало, что он по-прежнему выводится не из собственно сферы социальной реальности, а извне — из царства природы. История социологии начиналась с констатации «неизменных» и «естественных» законов в обществе, на манер физики или физиологии. Не случайно поэтому и первые наименования науки об обществе суть «социальная физика» и «социальная физиология». Вместе с тем первые шаги новой науки сопровождались стремлением не только дедуцировать такого рода законы из сферы природы, но и обнаружить их внутри собственно общества. Поиски специфической социальной реальности совпадали с поиском специфических, свойственных ей и только ей, законов.

      В XVI-XVIII вв. принципы естественнонаучного детерминизма и законосообразности распространились на понимание как структуры общества, так и его развития. На понимание структуры общества большое влияние оказали достижения тогдашней механики и астрономии. Особенно важное значение в этом отношении имел, как уже сказано, открытый Ньютоном закон всемирного тяготения. В это время «человеческое общество рассматривалось как своего рода астрономическая система человеческих индивидов, связанных социальным притяжением и отталкиванием» [27, 453]. Связующим началом при этом считались либо договор, либо естественная, врожденная тенденция к объединению, присущая человеку как социальному животному.

      На трактовки структуры общества повлияли также тогдашние представления о механизме, а начиная с XVIII и особенно в XIX в. — об организме (впрочем, понятия механизма, машины, и организма, как отмечалось в предыдущем параграфе, зачастую рассматривались как тождественные). Эти представления содержали в себе зародыши таких направлений классической социологии, как механицизм и органицизм, но вместе с тем в них уже таилось начало будущего понимания общества как системы.

      В предысторический период социологии формировался также принцип законосообразности социального развития. Этот принцип относится, во-первых, к самому факту социального развития: признается оно или отрицается; во-вторых, к критериям этого развития: что считать развитием, а что нет; в-третьих, к оценке направленности и качества развития: совершенствуется общество или, наоборот, деградирует.

      В известном смысле можно утверждать, что социология выросла из констатации трех законов, относящихся к социальному развитию: 1) социальное развитие существует, оно носит постоянный и универсальный характер; 2) в его основе лежит рост знания, прежде всего научного, которое практически реализуется в развитии техники и промышленности; 3) общество в своем развитии совершенствуется, т. е. в нем действует закон прогресса. Последний закон в известной мере подытоживает первые два и имеет особенно важное значение в качестве предпосылки становления социологии и характерной черты ее первоначальной истории.

      Социология. Авторы: Кошевая О.Н., Шестак О.И., редактор: Алексадрова

      Социология изучает человеческое общество и пове­дение людей в социальных обстоятельствах. Она позволяет более отчетливо видеть и объяснять те социальные силы, которые влияют на нашу жизнь. Понятие «социальное», подчеркивающее фактор взаимодействия лю­дей, его влияние на их мысли и поведение в качестве базо­вой характеристики социальной жизни, является ключевым в определении социологами предмета своей науки.

      Социология тесно связана со здравым смыслом, т.е. с представлениями людей о мире и о себе, складывающимися на основе повседневного опыта, некритически сочетающими наивный реализм и господствующие в данном обществе сте­реотипы. Социолог изучает человеческие действия, которые уже были названы и обдуманы, пусть недостаточно связно и внятно, самими действующими лицами еще до того, как он приступил к их изучению. Но в отличие от обыденного знания индивидов о самих себе социология представляет собой научное знание, по­скольку изучает эмпирические факты и выстраивает опре­деленные теоретические системы на основе доказательств и логических аргументов. Вместе с тем она содержит прису­щие гуманитарному знанию такие особенности, как интерпретативность, условность прогнозов и выводов.

      Необходимо проводить различие между социальны­ми и социологическими проблемами. Первые ориентиро­ваны на решение практических задач теми, кто наделен властью; вторые носят теоретический, методо­логический характер, нацелены на осмысление того, что про­исходит в рамках социального взаимодействия, как действует система в целом, каковы исходные предпосылки ее существования и за счет каких средств поддерживается ее единство. Даже если социолог занимается решением конкретной социальной проблемы, он стремится понять социальную ситуацию в целом, ценности и способы действия всех уча­ствующих в ней сторон. Умение видеть любую ситуацию как бы со стороны, отстраненно, беспристрастно является отличительной чертой социологического сознания.

      Фундаментальные социологические вопросы можно сформулировать следующим образом: 1) как возможно об­щество в форме устойчивой целостности; 2) как взаи­мосвязаны индивид и общество.

      Цели изучения социологии один из авторов первых конкурсных учебников С.С. Фролов сформулировал так:

      «Необходимо, чтобы студенты, открывая для себя одну из са­мых молодых и содержательных наук об обществе:

      – освободились от представлений об этой науке только как прикладной, занимающейся проведением опросов и изучением общественного мнения;

      – смогли под новым углом зрения, в новом свете увидеть зна­комые всем и обыденные отношения между людьми и их объе­динениями. При этом должно сложиться социологическое виде­ние окружающей действительности, возникнуть интерес к изу­чению социальных проблем;

      – получили навыки научного анализа, беспристрастного объек­тивного научного подхода к проблемам без налета этноцентризма и без груза прошлых заблуждений, неизбежно возникающих при обыденном взгляде на общественные явления;

      – получили ответы на вопросы: что такое власть, почему люди объединяются в группы, что представляют собой социальные институты, как происходят изменения в обществе. Ответы на подобные вопросы позволят легче ориентироваться в сложном, полном проблем социальном мире, принимать ответственные решения, планировать свои действия» 1 .

      Курс «Социология» изучается студентами всех форм обучения. Для студентов младших курсов данная дисциплина представляет особую трудность, что обус­ловлено сложностью теоретических положений, недостаточной разра­ботанностью и дискуссионностью ряда вопросов, насыщенностью фак­тическим материалом.

      Изучение данного курса тесно связано с такими дисциплинами, как «экономика», «политология», «статистика», «право», «психология», «философия», «история», «культурология», «антропология», «демография» и т.д.

      Знания и навыки, получаемые студентами в результате изучения дисциплины, необходимы для понимания происходящих процессов и явлений в общественной жизни, умения объективно оценивать социально-экономическое состояние российского общества, ориентироваться в его внутренних проблемах, определять конфликтные ситуации в социальной сфере и находить пути их решения.

      Данная хрестоматия подготовлена согласно требованиям Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по дисциплине «Социология». Она является завершающей частью базового учебно-методического комплекса по социологии и построена в соответствии с учебной программой курса, является тематическим дополнением к изданному ранее учебному пособию по дисциплине «Социология» 2 . В то же время, благодаря своей структуре, хрестоматия может носить и самостоятельный характер как учебное пособие.

      Структурно данная хрестоматия состоит из четырех разделов. Для наиболее удобного освоения студентами дисциплины социология в хрестоматии приводится тематическая учебная программа (Часть 1. Учебно-програмная), на основе которой далее вводятся основные, необходимые для более полного освоения курса, текстовые материалы, представляющие собой выдержки из наиболее значимых трудов наиболее известных социологов, как настоящего времени, так и предыдущего исторического периода развития социологии как науки (Часть 2. Учебно-теоретическая). Приводимые в хрестоматии тексты расположены в хронологическом порядке, согласно историческим этапам развития социологии, начиная с О. Конта и заканчивая Э. Гидденсом и основателем современной российской социологии В.А Ядовым. После текстовой части хрестоматии в Приложении расположен биографический справочник, где изложены краткие биографические характеристики авторов приведенных в хрестоматии работ, выстроенные в алфавитном порядке. Наконец, для более четкого понимания текстовых материалов и освоения дисициплины, в хрестоматии приводится список основных понятий по курсу «Социология».

      Понятие социологии. Определение социальных фактов. Социологические подходы к изучению общества (демографический, психологический, коллективистический, культурологический, изучение взаимоотношений). Предмет и объект социологии. Структура социологии. Общая социологическая теория. Теории среднего уровня. Микро- и макросоциология. Характеристика социологических исследований (понятие теории и гипотезы). Функции социологии (прогностическая, преобразовательная, познавательная, критическая, мировоззренческая).

      Основные подходы к периодизации истории социологии. Хронологические этапы становления социологии. Социально-теоретические предпосылки формирования социологии как науки. Социологический проект О. Конта. Классические социологические теории (Г. Спенсер, Э. Дюркгейм, Г. Зиммель, М. Вебер, К. Маркс). Современные социологические теории. Русская социологическая мысль.

      Понятие социальной системы. Основные характеристики социальной системы. Теории социальных систем (системный анализ Т. Парсонса; методология анализа социальных систем Р. Мертона; постфункционализм Н. Лумана, виды систем по Н. Луману). Условия стабильности социальной системы. Структура и исторические типы обществ: традиционное и современное общество.

      Понятие культуры и ее сущность. Функции культуры в обществе. Основные черты и элементы культуры (понятия, отношения, ценности, правила). Соотношение доминирующей культуры и субкультур. Функции и дисфункции субъкультур. Контркультура. Культура-захватчик. Феномен массовой культуры, её черты и признаки.

      Социологическое понятие личности. Соотношение понятий «человек», «индивид», «личность». Социализация личности. Виды социализации. Основные теории социализации личности. Агенты социализации. Социальный статус и социальная роль. Виды социальных статусов. Понятие ролевого набора. Основные характеристики социальных ролей по Т. Парсонсу.

      Понятие социального статуса. Понятие неравенства и стратификации. Типы стратификации (общество с предписанной стратификацией, общество равных возможностей). Основные теории социальной стратификации (а) марксистская; б) теория М. Вебера; в) функционалистская; г) современные теории социальной стратификации). Особенности стратификации современного российского общества. Понятие и виды социальной мобильности (индивидуальная, групповая, вертикальная, горизонтальная, структурная).

      Понятие социальных отношений. Понятие социальной группы. Основные признаки социальной группы (межличностная коммуникация, членство, взаимозависимость, цель существования, мотивация, структурные отношения, взаимовлияние). Типы взаимоотношений в группах по П. Сорокину. Виды социальных групп. Первичные и вторичные социальные группы. Лидерство в группе и его основные типы. Понятие формальных организаций. Типология формальных организаций по М. Веберу. Бюрократия и ее характерные черты. Понятие неформальных организации.

      Понятие социального поведения. Социальные нормы и ценности как регуляторы социального поведения. Нормы-ожидания и нормы-правила. Понятие девиантного поведения. Формы девиантного поведения. Основные компоненты девиации. Основные теории девиантного поведения. Виды девиантного поведения (нарушения дисциплины, преступления, психические заболевания). Психические заболевания как особая форма девиантного поведения. Функции девиантов в обществе.

      Понятие социального контроля. Формальный и неформальный социальный контроль. Стили социального контроля (карающий, компенсирующий, терапевтический, регулирующий). Формы социального контроля (недействие, унилатеральный контроль, билатеральный контроль, трилатеральный контроль, судебный процесс). Уровни эффективности социального контроля.

      Понятие социальных институтов. Формальные и неформальные социальные институты. Понятие институционализации. Основные институты социальной системы. Условия возникновения и существования социальных институтов. Функции социальных институтов в обществе.

      Понятие метода и методологии в социологии. Понятие первичных и вторичных методов социологического исследования. Программа социологического исследования. Социологический опрос (понятие генеральной и выборочной совокупности; анкета и виды анкетных вопросов; виды социологического опроса; социометрический опрос). Социологическое наблюдение (контролируемое и неконтролируемое, включенное и простое). Социологический эксперимент: характерные черты. Методы анализа документов.

      Аберкромби Н. Социологический словарь. М., 1999.

      Волков Ю.В. Социология: Учебник для вузов. М., 1998.

      Волков Ю.Г., Мостовая И.В. Социология в вопросах и ответах. М., 1999.

      Куликов Л.М. Основы социологии и политологии. М., 1999.

      Смелзер Н. Социология. М., 1994.

      Российская социологическая энциклопедия / Под ред. Г.В. Осипова. М., 1998.

      Социология: наука об обществе: Учебное пособие / Под ред. проф. В.П. Андрущенко и проф. Н.И. Горлача. Харьков, 1996.

      Социология. Курс лекций / Под ред. В.И. Курбатова. Ростов н/Д, 1998.

      Социология: Курс лекций / Волков Ю.Г., Нечипуренко В.Н., Попов А.В., Самыгин С.И.; Отв. ред. Ю.Г. Волков. Ростов н/Д., 1999.

      Социология. Основы общей теории / Под ред. Г.В. Осипова, Л.Н. Москвичева. М., 1996.

      Социология: Хрестоматия для студентов вузов. М., 1997.

      Тощенко Ж.Г. Социология. Общий курс: Учебник. М., 1998.

      Учебный социологический словарь / Под ред. С.А. Кравченко. М., 1999.

      Фролов С.С. Социология. М., 1998.

      Казаринова Н.В., Филатова О.Г., Хренов А.Е. Практикум по социологии: Учеб. пособие для вузов. М., 2000.

      Руденко Р.И. Практикум по социологии. М., 1999.

      Социология: Задачник-тетрадь. М., 1997.

      Любовь как принцип, порядок как основание и прогресс как цель – таков основной характер окончательного строя, который позитивизм начинает устанавливать, приводя в систему все наше личное и социальное существование посредством неизменного сочетания чувства с рассудком и деятельностью. Эта окончательная систематизация удовлетворяет лучше, чем это было когда-либо возможно, всем главным условиям, необходимым как для специального развития различных сторон нашей природы, так и для их общей связи. Первенствующее значение аффективной жизни здесь лучше установлено, чем раньше, так как позитивизм приводит к всеобщему преобладанию социального чувства, которое может непосредственно скрасить всякую мысль и всякое действие.

      Не будучи никогда стеснительным по отношению к разуму, это господство сердца освящает ум, посвящая его отныне беспрерывному служению общественности, с тем чтобы он осветил эту деятельность и укрепил ее преобладающее значение. Таким образом, рассудок, надлежаще подчиненный чувству, приобретает авторитет, которого он до сих пор еще не мог получить, как единственно способный открывать основной порядок, необходимо управляющий всем нашим существованием согласно естественным законам различных явлений. Это объективное основание истинной человеческой мудрости глубоко действует даже на наши страсти, которые находят в необходимости сообразоваться с ним источник устойчивости, способный удерживать прирожденное им непостоянство, и непосредственно пробуждать симпатические инстинкты. Призываемый к выполнению благородной роли, предохраняющий его от всякого праздного блуждания, научный гений находит самую обильную пищу в оценке всех реальных законов, влияющих на нашу судьбу, и в особенности в изучении нашей собственной индивидуальной или коллективной природы. Преобладание социологической точки зрения, далеко не препятствуя наиболее отвлеченным умозрениям, увеличивает их постоянство и их достоинство, указывая единственно соответствующее им направление.

      Обеспечивая рассудку его справедливое влияние на человеческую жизнь, этот окончательный строй укрепляет и развивает полет воображения, призываемого отныне к выполнению своего главного назначения – именно к постоянному идеальному воспроизведению действительности. Научные функции необходимы лишь для построения внешнего основания всех наших понятий. Но коль скоро эта операция совершена, эстетические функции оказываются более подходящими для нашего ума, причем, однако, это необходимое основание, способное, сверх того, предупредить заблуждения последних, должно остаться неприкосновенным. Под этим единственным общим условием эстетические функции прямо поощряются позитивной систематизацией как наиболее отвечающие ее аффективному принципу и как наиболее приближающие к ее активной цели. Глубоко связанные с новым образом жизни, они в ней обыкновенно составляют наиболее приятное и наиболее спасительное упражнение нашего ума, который не мог бы более прямым путем стремиться к культивированию чувств и к достижению совершенства.

      …Отнюдь не вызывая изнеженности, любовь побудит нас к наиболее полной деятельности и к посвящению всей нашей жизни всеобщему совершенствованию. Аффективный принцип обязывает нас изучать естественный порядок для того, чтобы лучше применять наши индивидуальные или коллективные силы к его улучшению. После того как практическая сторона жизни будет, т.о., увеличена и систематизирована, начнется стремление к интеллектуальному улучшению и к моральному усовершенствованию в смысле приобретения как нежности, так и мужества. Частная и общественная жизнь оказываются отныне связанными одной и той же главной целью, облагораживающей все действия. Отныне необходимое преобладание практики, отнюдь не являясь враждебным теории, будет предписывать ей главным образом наиболее трудные исследования для раскрытия законов нашей личной и социальной природы, познание которых всегда будет недостаточно для удовлетворения наших реальных потребностей. Вместо того, чтобы вызвать моральную суровость, подобная постоянная деятельность будет нас беспрестанно толкать к лучшему пониманию того, что всеобщая любовь составляет не только наше главное счастье, но также и самое могущественное средство, необходимое для действительности всех других.

      Конт О. Курс позитивной философии. Антология мировой философии. Т. 3. – М., 1971. – С. 584–586.

      Изучая ход развития человеческого ума в различных областях его деятельности от его первоначального проявления до наших дней, я, как мне кажется, открыл великий основной закон, которому это развитие в силу неизменной необходимости подчинено и который может быть твердо установлен либо путем рациональных доказательств, доставляемых познанием нашего организма, либо посредством исторических данных, извлекаемых при внимательном изучении прошлого. Этот закон заключается в том, что каждая отрасль наших знаний последовательно проходит три различных теоретических состояния: состояние теологическое или фиктивное; состояние метафизическое или отвлеченное; состояние научное или позитивное. Другими словами, человеческий разум в силу своей природы в каждом из своих исследований пользуется последовательно тремя методами мышления, характер которых существенно различен и даже прямо противоположен: сначала методом теологическим, затем метафизическим и, наконец, позитивным. Отсюда возникают три взаимно исключающих друг друга вида философии, или три общие системы воззрений на совокупность явлений; первая есть необходимый отправной пункт человеческого ума; третья – его определенное и окончательное состояние; вторая предназначена служить только переходной ступенью.

      В теологическом состоянии человеческий ум, направляя свои исследования главным образом на внутреннюю природу вещей, на первые и конечные причины всех порождающих его явлений, стремясь, одним словом, к абсолютному знанию, рассматривает явления как продукты прямого и беспрерывного воздействия более или менее многочисленных сверхъестественных факторов, произвольное вмешательство которых объясняет все кажущиеся аномалии мира.

      В метафизическом состоянии, которое в действительности не что иное, как общее видоизменение теологического состояния, сверхъестественные факторы заменены отвлеченными силами, настоящими сущностями (олицетворенными абстракциями), нераздельно связанными с различными предметами, которым приписывается способность самостоятельно порождать все наблюдаемые явления, а объяснение явлений сводится к определению соответствующей ему сущности.

      Наконец, в позитивном состоянии человеческий разум, признав невозможность достигнуть абсолютных знаний, отказывается от исследования происхождения и назначения Вселенной и от познания внутренних причин явлений и всецело сосредоточивается, правильно комбинируя рассуждение и наблюдение, на изучение их действительных законов, т.е. неизменных отношений последовательности и подобия. Объяснение фактов, приведенное к его действительным пределам, является отныне только установлением связи между различными частными явлениями и некоторыми общими фактами, число которых уменьшается все более и более по мере прогресса науки.

      Это общее изменение человеческого разума может быть теперь легко установлено весьма осязательным, хотя и косвенным путем, а именно рассматривая развитие индивидуального ума. Так как в развитии отдельной личности и целого вида отправной пункт необходимо должен быть один и тот же, то главные фазы первого должны представлять основные эпохи второго. И не вспомнить ли каждый из нас, оглянувшись на свое собственное прошлое, что он по отношению к своим важнейшим понятиям был теологом в детстве, метафизиком в юности и физиком в зрелом возрасте? Такая поверка доступна теперь всем людям, стоящим на уровне своего века.

      Наиболее же важное теоретическое соображение, доказывающее справедливость этого закона, почерпнутое в самой природе предмета, заключается в том, что во всякую эпоху необходимо иметь какую-нибудь теорию, которая связывала бы отдельные факты; создавать же теории на основании наблюдений было, очевидно, невозможно для человеческого разума в его первоначальном состоянии.

      Все здравомыслящие люди полагают, что только те знания истинны, которые опираются на наблюдения. Но также очевидно, что человеческий разум первоначально не мог и не должен был мыслить таким образом. Ибо если, с одной стороны, всякая позитивная теория необходимо должна быть основана на наблюдениях, то, с другой – для того, чтобы заниматься наблюдением, наш ум нуждается уже в какой-нибудь теории. Если бы, созерцая явления, мы не связывали их с какими-нибудь принципами, то для нас было бы совершенно невозможно не только сочетать эти разрозненные наблюдения и, следовательно, извлекать из них какую-то пользу, но даже и запоминать их; и чаще всего факты оставались бы незамеченными нами.

      Теперь, когда человеческий разум создал небесную физику и физику земную, механическую и химическую, а также и физику органическую, растительную и животную, ему остается для завершения системы наук наблюдения основать социальную физику.

      Конт О. Курс позитивной философии. Антология мировой философии. Т. 3. – М., 1971. – С. 553-556.

      Смотрите так же:

      • Приказ о возмещении медосмотра образец Приказ о прохождении медосмотра на предприятии - образец Приказ о прохождении медосмотра на предприятии – образец его вы найдете в этой статье. Он издается в целях информирования сотрудников о порядке проведения данного мероприятия. Какова специфика такого приказа и как его правильно составить, расскажем далее. Для чего составляется […]
      • Образец приказа назначении заместителя директора Примерная форма приказа о назначении на должность заместителя директора (подготовлено экспертами компании "Гарант") [ наименование организации, предприятия ] Приказ о назначении на должность заместителя директора [число, месяц, год] г. [ вписать нужное ] В целях [ вписать нужное ] приказываю: 1. Назначить заместителем директора [ […]
      • Стаж для осужденных Период работы осужденных в период отбывания ими наказания в виде лишения свободы засчитывается в общий трудовой стаж В соответствии с частью 3 статьи 104 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации время привлечения осужденных к лишению свободы к оплачиваемому труду засчитывается им в общий трудовой стаж (распространяется на […]
      • Приказом мэр 537 Приказ Министерства экономического развития РФ от 30 сентября 2011 г. N 537 "О внесении изменений в конкурсную документацию на проведение открытого конкурса на право заключить государственные контракты на выполнение работ в рамках государственной программы Российской Федерации "Информационное общество (2011-2020 годы)" (3 очередь) (8 […]
      • Маляр право на досрочную пенсию ЧТО ВАЖНО ЗНАТЬ О НОВОМ ЗАКОНОПРОЕКТЕ О ПЕНСИЯХ Подписка на новости Письмо для подтверждения подписки отправлено на указанный вами e-mail. 17 марта 2017 Отделение ПФР по Чеченской Республике информирует о том, что правом на досрочную пенсию по Списку № 2 пользуются маляры, которые постоянно в течение полного рабочего дня выполняют […]
      • Федеральный закон 199 от 29122004 Федеральный закон от 29 декабря 2004 г. N 199-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в связи с расширением полномочий органов государственной власти субъектов Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, а также с расширением перечня вопросов […]