Доказательства нарушение закона

Доказательства в налоговом споре

Налоговые споры зачастую основываются на различных оценках фактов реальной деятельности компании и ее контрагентов. Для принятия решения судам бывает недостаточно первичных документов, регистров бухгалтерского и налогового учета. Может ли компания в качестве доказательств в налоговом споре представлять такие экзотические доказательства, как фотография, аудиозапись, видеозапись, скриншот?

Исчисление налогов производится на основании первичных документов и регистров бухгалтерского учета (ст. 54 НК РФ).

Налоговый кодекс не содержит исчерпывающего перечня доказательств налогового правонарушения, а лишь называет некоторые из них: документы, протокол допроса свидетеля, заключение эксперта (ст. 90, 93, 94, 95, 99 НК РФ). При этом Арбитражный процессуальный кодекс не содержит особых требований к доказательствам в налоговых спорах. К ним применяются общие требования допустимости, относимости и достоверности (ст. 71 АПК РФ).

Импульс к развитию дополнительных форм и видов доказательств в налоговых спорах придал ВАС РФ в 2006 году (пост. Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 (далее — Постановление № 53)). В пункте 1 Постановления № 53 была провозглашена обязанность налогового органа доказать, что информация, содержащаяся в документах компании, предусмотренных налоговым законодательством, неполна, недостоверна и (или) противоречива.

С этого момента инспекторы любыми способами пытаются опровергнуть сведения, содержащиеся в документах, представленных им при проведении контрольных мероприятий. В ход пошли аудио- и видеозаписи допросов свидетелей, фото и видео с места осмотра помещений и документов, видеофиксация выемки документов и т.д.

Законодатели постепенно заполняют правовые пробелы и разрешают проверяющим то, что раньше не запрещалось. Например, были внесены поправки в статью 26.7 Кодекса об административных правонарушениях (Федеральный закон от 26.04.2016 № 114-ФЗ), которые меняют статус таких доказательств административного производства, как материалы фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи. Теперь это не факультативные, а обязательные доказательства по делу.

В частности, формальный и неформальный подходы предлагает Э.Н. Нагорная (к.ю.н., судья АС Московского округа, специализирующаяся на разрешении налоговых споров) в своей монографии «Налоговые споры: оценка доказательств в суде» (М.: Юстицинформ, 2009).

Также пробелы заполняются разъяснениями ФНС России и судебной практикой.

Например, налоговое ведомство признало скриншот (снимок с экрана) доказательством по делу в арбитражном суде (ч. 3 ст. 75 АПК РФ; письмо ФНС России от 31.03.2016 № СА-4-7/5589), отметив, что Налоговый кодекс не регулирует сферу его применения, порядок изготовления и использования.

Многие суды и ранее признавали скриншот допустимым доказательством, если он содержал индентифицирующие признаки (информацию о дате их получения, наименовании сайта, принадлежности заявителю, программном обеспечении и использованной компьютерной технике) (пост. ФАС УО от 15.10.2013 № Ф09-9262/13, ФАС СЗО от 17.08.2012 № Ф07-3008/12, от 06.12.2010 № Ф07-11600/2010, ФАС ВВО от 27.04.2011 № Ф01-1661/11). При этом некоторые из них требовали нотариального заверения информации, полученной через интернет (пост. ФАС МО от 22.10.2009 № КГ-А40/10844-09, от 25.07.2008 № КГ-А40/6209-08). Сейчас такие требования в судебных актах не встречаются.

Судебная практика сориентировала компании не ограничиваться только документами по спорным сделкам, а доказывать любыми иными способами реальность и проявление должной осмотрительности при их заключении.

В качестве доказательств реальности сделок, подтверждающих исполнение, фирмы успешно используют: фото приобретенных основных средств (пост. ФАС МО от 04.02.2008 № КА-А40/13427-07-2), фото спорного оборудования (пост. ФАС МО от 22.07.2009 № КА-А41/5503-09), фото выставочного места (пост. ФАС МО от 27.01.2014 № Ф05-7033/13). Также судами признавались надлежащим доказательством проявления должной осмотрительности распечатки с сайта ФНС России из рубрики «Проверь себя и контрагента» (пост. АС УО от 21.08.2015 № Ф09-4749/15).

Доказательства в налоговом споре: оценка законности

При рассмотрении спора о законности и обоснованности привлечения компании к налоговой ответственности арбитражный суд связан принципом допустимости доказательств. В случае если инспекторы получили доказательства с нарушением закона, то такие доказательства не имеют для суда юридической силы (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ; ст. 68 АПК РФ) и он не вправе ссылаться на них в обоснование своего решения.

Для оценки допустимых доказательств на практике судьи предлагают два различных подхода: формальный и неформальный.

Согласно формальному подходу если Налоговый кодекс устанавливает жесткий перечень доказательств, которые могут подтверждать факт налогового правонарушения или факт экспорта товара, то Арбитражный процессуальный кодекс устанавливает правила оценки этих доказательств, которые в равной степени обязательны для суда, как и требования Налогового кодекса.

Согласно неформальному подходу свобода в оценке доказательств, предоставляемая суду Арбитражным процессуальным кодексом, и правило о том, что никакие доказательства не имеют заранее установленной силы, дают арбитражному суду право выйти за пределы перечня, установленного Налоговым кодексом, оценив любое иное доказательство, если оно в совокупности с другими доказательствами в достаточной мере подтверждает налоговозначимые обстоятельства (например, факт экспорта товара).

О недопустимости формального подхода в оценке доказательств в налоговом споре заявлял и Конституционный Суд РФ (пост. КС РФ от 14.07.2003 № 12-П).

Все документы и сведения, подтверждающие обстоятельства налогового правонарушения, должны содержаться в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения (п. 8 ст. 101 НК РФ).

Способы сбора доказательств налоговых правонарушений и процедуры их проведения исчерпывающе установлены Налоговым кодексом (ст. 90-100 НК РФ). Также им предусмотрены формы доказательств: протокол (ст. 92, 99 НК РФ), письменное заключение эксперта (ст. 95 НК РФ).

Бациев Виктор Валентинович –
руководитель проекта «Налог. Поддержка», действительный государственный советник юстиции 3 класса.

19 января 2017 года

Эффективная защита от налоговых претензий.

При этом ни фотографии, ни аудиозаписи, ни видеозаписи в Налоговом кодексе (в отличие от КоАП РФ) не указаны. Остается неясным вопрос об их назначении и юридической силе в качестве доказательств налогового правонарушения.

Для ответа на него важно знать, кем и в связи с чем такие доказательства предоставляются. Если налоговым органом, то суд вправе их отклонить, поскольку права инспекторов не могут расширяться сверх законно установленных (принцип административного права: администратору разрешено только то, что предписано законом — формальный подход).

Компания как слабая сторона административных правоотношений не связана определенной формой и способом получения доказательств (неформальный подход).

Такое правовое неравенство конституционно детерминировано. Конституционный Суд РФ защищал право налогоплательщика предоставлять свои доказательства непосредственно в суд, притом что налоговый орган обязан их собрать и раскрыть на досудебной стадии налогового спора (пост. КС РФ от 14.07.2005 № 9-П).

Альтернативные доказательства в налоговом споре: для чего они нужны

По мнению автора, назначение альтернативных доказательств в налоговом споре состоит в устранении дефектов в «обычных» доказательствах.

Например, в ходе допроса свидетеля налоговый орган применяет аудио- или видеозапись. Сопровождающий свидетеля адвокат также ведет аудио- или видеозапись допроса (подп. 6 п. 3 ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ). Когда свидетель знакомится с протоколом допроса после его завершения, он может усомниться в верности фиксации своих слов и выражений допрашивающим лицом. Для выявления их истинного значения участники допроса могут воспользоваться записями. Записи могут быть применены компанией в вышестоящих налоговых органах или в суде как доказательства порочности протокола допроса свидетеля. Данной цели служат и замечания на самом протоколе, которые может оставить свидетель.

В этой связи применение фирмой фото-, видеосъемки крайне желательно в ходе проведения таких мероприятий налогового контроля, как допрос свидетеля, осмотр помещений, выемка предметов и документов, проведение экспертизы. При этом закон не запрещает налогоплательщику сбор любых альтернативных доказательств.

Лев Лялин, адвокат, эксперт и член общественного совета Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции»:

Оформление косвенных доказательств
В связи с развитием информационных технологий суды могут принимать косвенные доказательства в виде фото- и аудиозаписи, а также скриншоты сайтов и информацию из интернета (ч. 3 ст. 75 АПК РФ; ст. 102 Основ законодательства РФ о нотариате от 11.02.1993 № 4462-I; пост. Пленума ВС РФ от 21.01.2016 № 1; Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утв. Президиумом ВС РФ 16.03.2016).
При этом Арбитражный процессуальный кодекс детально не регламентирует оформление указанных выше доказательств. Полагаю, что их целесообразно представить суду в виде фототаблиц или расшифровок аудиозаписей с подробным описанием того, кем, когда и где производились технические действия по созданию таких документов (с привязкой фотографируемого объекта к местности или аудиозаписи ко времени). В полученном документе необходимо указать: название и адрес объекта (сайта) или расшифровки аудиозаписи, фамилию, имя, отчество, должность и подпись лица, которое создало документ, заверить представляемый в суд документ подписью генерального директора (иного уполномоченного лица) и печатью организации (если она предусмотрена). Кроме того, если информация содержится на иностранном языке, то необходим официальный перевод на русский язык.
Чтобы избежать споров о подлинности, также рекомендую получать указанные выше документы от специализированных организаций в виде оформленных отчетов, а скриншоты лучше всего заверять нотариально. Ведь обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном статьей 161 Арбитражного процессуального кодекса, или если нотариальный акт не был отменен в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством для рассмотрения заявлений о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершения (ч. 5 ст. 69 АПК РФ).

Константин Сасов, ведущий юрист компании «Пепеляев Групп», адвокат, к.ю.н.

Доказательства

Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Процесс доказывания — это установление наличия или отсутствия обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела (ч.

Доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле (а не собираются судом). Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не преду­смотрено федеральным законом (ч. 1 ст. 56 ГПК).

Суд вправе предложить им представить дополнительные доказа­тельства, если же представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств, т.е. создает необходимые условия для их представления. В ходатайстве об истребовании дока­зательства должно быть обозначено доказательство, а также указано, какие обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмот­рения и разрешения дела, могут быть подтверждены или опроверг­нуты этим доказательством, указаны причины, препятствующие по­лучению доказательства, и место нахождения доказательства.

Сведения о фактах, полученные в иной, не предусмотренной законом процессуальной форме, не являются судебными доказа­тельствами и не могут быть положены в основу решения суда.

Следует обратить внимание на содержащееся в ч. 2 ст. 55 ГПК указание: «Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу ре­шения суда».

Под нарушением закона следует понимать, во-первых, получе­ние сведений о фактах из непредусмотренных законом средств до­казывания; во-вторых, несоблюдение процессуального порядка по­лучения сведений о фактах в судебном заседании, в-третьих, при­влечение в процесс доказательств, добытых незаконным путем.

B целях получения более глубокого знания о доказательствах проводится их классификация.

Деление доказательств производится по какому-либо сущест­венному признаку, позволяющему выявить между ними различия и сходства. Признак, по которому осуществляется деление на виды, называется основанием классификации.

По характеру связи содержания доказательств с доказываемым фактом они делятся на прямые и косвенные.

Прямыми судебными доказательствами называются такие, в ко­торых содержание имеет однозначную связь с доказываемым фак­том. Однозначная связь позволяет сделать единственный вывод о су­ществовании или отсутствии факта. Косвенными называются дока­зательства, в которых содержание имеет с доказываемым фактом многозначную связь. Наличие многозначной связи позволяет прийти при доказывании к нескольким вероятным выводам.

По процессу формирования сведений о фактах доказательства делятся на первоначальные и производные.

Первоначальные (первоисточники) доказательства формируются в результате непосредственного воздействия искомого факта на но­сителя информации. Производными (копиями) называются доказа­тельства, содержание которых воспроизводят сведения, полученные из других источников.

По источнику доказательств они подразделяются на личные и пред­метные в зависимости от того, является ли источником доказатель­ства человек или материальный объект.

К личным доказательствам относят объяснения сторон, третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов.

К предметным — письменные и вещественные доказательства.

Судебные доказательства и весь процесс доказывания направле­ны к установлению различных по своему материально-правовому и процессуальному значению фактов.

В гражданском процессе выделяют три группы фактов, нали­чие или отсутствие которых устанавливаются с использованием доказательств.

1. Юридические факты материально-правового характера.

Их установление необходимо для правильного применения нор­мы материального права, регулирующей спорное правоотношение, и правильного разрешения дела по существу. Например, прежде чем суд может решить, обязано ли одно лицо платить другому оп­ределенную сумму денег по договору займа, он должен установить, имел ли место такой договор, предмет договора и сроки исполне­ния обязательств по договору.

2. Доказательственные факты.

Доказательственными фактами называются такие факты, кото­рые, будучи доказанными, позволяют логическим путем вывести юридический факт. Так, по делам о признании записи отцовства недействительной истец может ссылаться на доказательственный факт длительного отсутствия его в месте проживания ответчицы, в связи с чем исключается вывод об отцовстве.

3. Факты, имеющие исключительно процессуальное значение.

С этими фактами связаны возникновение права на предъявление иска (например, выполнение обязательного досудебного порядка разрешения спора), право на приостановление производства по делу, его прекращение, а также право на совершение иных процессуаль­ных действий (например, принятие мер обеспечения иска)

Предметом доказывания в гражданском процессе служат не все три группы фактов, а только юридические факты основания иска и возражений против него, на которые указывает норма материально­го права, подлежащая применению, т.е. юридические факты мате­риально-правового значения.

Три вида фактов не требуют проведения процессуальной дея­тельности по доказыванию и могут быть положены в обоснование решения суда:

1) факты, признанные судом общеизвестными;

2) факты преюдициальные (предрешенные), т.е. установленные вступившим в законную силу решением или приговором суда (ст. 61 ГПК);

3) факты, признанные стороной, если признание принято судом.

Рассмотрим данные виды фактов подробнее.

1. Факты, признанные судом общеизвестными.

Обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нужда­ются в доказывании (ч. 1 ст. 61 ГПК). Общеизвестность факта мо­жет быть признана судом лишь при наличии двух условий: объек­тивном — известности факта широкому кругу лиц; субъективном — известности факта суду (судье).

Общеизвестными признаются, как правило, такие факты предмета доказывания, как события (засуха, землетрясение, война, наводнение).

Общеизвестность того или иного факта относительна и зависит от времени, истекшего после события, распространение события в определенной местности. Общеизвестные факты не доказывают­ся, потому что истинность их очевидна. Признать общеизвестными те или иные факты может не только суд первой инстанции, но и суды, рассматривающие дело в апелляционном, кассационном порядке и в порядке надзора.

2. Факты преюдициальные.

Преюдициальные факты — это факты, установленные либо ре­шением суда общей юрисдикции, арбитражного суда, либо приго­вором суда.

Факты, установленные вступившим в законную силу решением суда общей юрисдикции по одному гражданскому делу, не доказы­ваются вновь при разбирательстве другого гражданского дела в суде общей юрисдикции, в котором участвуют те же лица.

Факты, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не доказываются вновь при разбирательстве гра­жданского дела в суде общей юрисдикции, в котором участвуют те же лица.

Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приго­вор суда, по вопросам: 1) имели ли место эти действия и 2) соверше­ны ли они данным лицом.

Следует еще раз подчеркнуть, что преюдициальное значение фактов, установленных решением суда, определяется его субъек­тивными пределами. Это означает, что свойство преюдициальности имеют материально-правовые факты, зафиксированные в решении, если при этом все заинтересованные лица, которых они касаются, были привлечены в процесс.

3. Факты, признанные стороной.

Признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона ос­новывает свои требования или возражения, освобождает последнюю от необходимости дальнейшего доказывания этих обстоятельств. При­знание заносится в протокол судебного заседания. Признание, изло­женное в письменном заявлении, приобщается к материалам дела.

В случае, если у суда имеются основания полагать, что призна­ние совершено в целях сокрытия действительных обстоятельств де­ла или под влиянием обмана, насилия, угрозы, добросовестного за­блуждения, суд не принимает признания, о чем судом выносится определение. В этом случае данные обстоятельства подлежат дока­зыванию на общих основаниях (ч. 2, 3 ст. 68 ГПК).

Статья 57 ГПК регулирует порядок действий суда по выдаче за­проса и стороны, истребовавшей запрос. Лицо, у которого находится истребуемое судом доказательство, направляет его в суд или передает на руки лицу, имеющему соответствующий запрос, для представле­ния в суд.

Суд решает вопросы об обстоятельствах, подлежащих доказыва­нию, относимости и допустимости доказательств, исследует доказа­тельства в судебном заседании, оценивает их в предусмотренном ГПК порядке и устанавливает на их основе обстоятельства, имеющие значение для дела. Относимость доказательств есть правило поведе­ния суда, в силу которого «суд принимает только те доказательст­ва, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела» (ст. 59 ГПК). Очевидно, что норма об относимости доказательств адресована суду, поскольку стороны и другие заинтересованные ли­ца, представляя доказательства, в силу различных обстоятельств мо­гут не иметь правильного представления о свойствах относимости доказательств.

Относимость означает наличие объективной связи информации, содержащейся в источнике доказательства, с фактами, наличие или отсутствие которых надлежит установить в ходе судебного разби­рательства, т.е. понятие относимости связано с содержанием дока­зательства.

Обоснованным решение следует признать тогда, когда в нем от­ражены имеющие значение для данного дела факты, подтвержден­ные проверенными судом доказательствами, удовлетворяющими тре­бованиям закона об их относимости и допустимости.

B зависимости от спорного правоотношения один и тот же факт по одному гражданскому делу может обладать свойством относимо­сти и соответственно требовать доказывания с помощью относимых доказательств.

Правило допустимости доказательств связано с их процессуаль­ной формой, т.е. характером процессуальных средств доказывания независимо от того, какая информация содержится в них.

Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, гово­рится в ст. 60 ГПК, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Допустимость есть определенное, заранее установленное зако­ном ограничение в использовании средств доказывания в процессе разрешения конкретных гражданских дел.

Допустимость доказательств можно рассматривать как совокуп­ность правил доказывания. Нормы, которые устанавливают правила допустимости, т.е. порядок применения и использования средств доказывания, находятся в законодательных актах различных отрас­лей права, например, ст. 160—162 ГК РФ и др.

Правилами допустимости доказательств с исключающим («нега­тивным») характером содержания называются такие предписания закона (норм гражданского права), которые исключают из числа средств доказывания, предусмотренных ч. 2 ст. 55 ГПК, свидетель­ские показания.

Допустимость доказательств с «негативным» характером содер­жания определяется последствиями нарушения сторонами формы гражданско-правовых сделок.

Правильная оценка судом доказательств имеет первостепенное значение для вынесения законного и обоснованного решения.

Оценка доказательств имеет внутреннюю (логическую) и внеш­нюю (правовую) стороны.

Логическая сторона оценки доказательств состоит в том, что в процессе всего хода судебного доказывания суд, лица, участвующие в деле, и другие субъекты доказывания производят логические опе­рации по анализу доказательств, их относимости и допустимости к делу, объединяют имеющиеся сведения о фактах в единую систе­му собранных доказательств, занимаются опровержением первона­чально построенных версий Правовая сторона оценки доказательств выражается в том, что: логические операции совершаются субъек­тами гражданских процессуальных отношений; изучению подлежат только фактические данные, полученные в предусмотренном зако­ном порядке из средств доказывания, непосредственно восприня­тых судом; цель оценки не произвольна, а определена законом; ре­зультаты оценки всегда объективно выражаются в совершенном процессуальном (правовом) действии.

К числу таких действий, в которых отражаются результаты оценки, можно отнести истребование дополнительных доказательств, ходатайство заинтересованных лиц о приобщении новых доказа­тельств, отказ в истребовании и исследовании доказательств, отра­жение результатов оценки в мотивировочной части решения, где суд должен указать доказательства, на которых основаны выводы суда, и доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства.

В литературе предлагаются различные основания классификации оценки доказательств и выделяются ее различные виды.

В зависимости от того, кто оценивает доказательства, оценка доказательств подразделяется на:

Рекомендательный характер носит оценка, даваемая лицами, участвующими в деле, представителями. Такая оценка доказательств содержится, в частности, в речах лиц, участвующих в деле, их пред­ставителей, выступающих в судебных прениях.

Оценка доказательств, даваемая судом, носит властный характер, поскольку постановления, в которых она отражается, имеют обще­обязательную силу.

В зависимости от уровня познания оценка доказательств под­разделяется на:

Предварительной называется оценка доказательств, которая да­ется судьей (судом) в ходе принятия, исследования доказательств, т.е. до удаления суда в совещательную комнату для вынесения решения.

Окончательной называется оценка доказательств, которая дается только судом в условиях совещательной комнаты и служит основой для принятия волевого акта — судебного решения. Цель окончатель­ной оценки доказательств — установление фактов по делу.

Контрольная оценка доказательств проводится вышестоящими судами при пересмотре дел.

Оценка доказательств проводится с соблюдением следующих принципов:

1) суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеж­дению;

2) доказательства оцениваются всесторонне, в полном объеме и беспристрастно;

3) никакие доказательства не имеют для суда заранее установ­ленной силы.

Доказательство признается судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. Сомнения в достоверности доказательства могут возникнуть при наличии ряда обстоятельств.

Обеспечением доказательств называется оперативное закрепление в установленном законом порядке сведений о фактах. Такая необ­ходимость возникает тогда, когда есть основания опасаться, что представление доказательств в дальнейшем окажется невозможным или затруднительным. Протоколы и иные документы, составленные в процессе обеспечения доказательств, используются при рассмот­рении дела в качестве письменных доказательств. До возбуждения гражданского дела в суде обеспечение доказательств проводится но­тариусами в соответствии с Основами законодательства о нотариате.

Заявление об обеспечении доказательств подается нотариусу, в районе деятельности которого должны быть совершены процессу­альные действия по обеспечению доказательств (п. 175 Инструкции о нотариальных действиях).

При решении вопроса о необходимости обеспечения доказа­тельств нотариус выясняет, как велика и реальна степень угрозы за­труднения или невозможности получения доказательств в будущем. Если нотариус придет к выводу о необоснованности заявления об обеспечении доказательств, он отказывает заявителю в совершении данного нотариального действия. Такой отказ может быть обжало­ван заявителем в суд в соответствии со ст. 310 ГПК РФ. B порядке обеспечения доказательств нотариус допрашивает свидетелей, про­изводит осмотр письменных и вещественных доказательств, назна­чает экспертизу (ч. 1 ст. 103 Основ). При выполнении процессуаль­ных действий по обеспечению доказательств нотариус руководству­ется ГПК. Нотариус извещает о времени и месте обеспечения доказательств стороны и заинтересованных лиц, однако их неявка не является препятствием для выполнения действий по обеспече­нию доказательств.

Обеспечение доказательств без извещения одной из сторон и за­интересованных лиц производится лишь в случаях, не терпящих от­лагательства, или когда нельзя определить, кто впоследствии будет участвовать в деле.

При необходимости получения доказательств, находящихся в дру­гом городе или районе, суд, рассматривающий дело, поручает соот­ветствующему суду произвести определенные процессуальные дей­ствия. Судебное поручение оформляется определением.

B определении суда о судебном поручении кратко излагается содержание рассматриваемого дела, и указываются сведения о сто­ронах, месте их проживания или месте их нахождения; обстоятель­ства, подлежащие выяснению; доказательства, которые должен со­брать суд, выполняющий поручение. Это определение обязательно для суда, которому оно адресовано (ст. 62 ГПК).

Bыполнение судебного поручения проводится в судебном заседа­нии по общим правилам судопроизводства. Лица, участвующие в де­ле, извещаются о времени и месте заседания. Неявка участвующих в деле лиц в судебное заседание не является препятствием к выполне­нию судебного поручения, однако это обстоятельство не освобож­дает суд от обязанности известить указанных лиц о времени и месте судебного заседания. Учитывая это, суд, дающий поручение, должен сообщить адреса названных лиц суду, выполняющему поручение.

Не допускается передача исполнения судебного поручения тех­ническим работникам, а также отобрание письменных объяснений вместо выяснения поставленных в определении вопросов в судеб­ном заседании с составлением протокола. Свидетели должны пре­дупреждаться об ответственности за дачу заведомо ложных показа­ний и за отказ от дачи показаний. Осмотр и исследование на месте письменных и вещественных доказательств проводятся по прави­лам, установленным ГПК РФ. Bместо сторон и третьих лиц объяс­нения могут давать их представители.

Протокол судебного заседания, составленный при исполнении судебного поручения, должен отражать все существенные обстоя­тельства, которые поручено выяснить суду, и содержать исчерпы­вающие ответы на поставленные вопросы. Кроме того, в протоколе должны быть отражены и другие, имеющие значение для правиль­ного разрешения дела, обстоятельства, установленные при выпол­нении поручения.

Протоколы и все собранные при выполнении поручения дока­зательства пересылаются в суд, рассматривающий дело.

Судебное поручение должно быть выполнено в течение месяца со дня его получения.

Если лица, участвующие в деле, свидетели или эксперты, давшие объяснения, показания, заключения суду, выполнявшему судебное поручение, явятся в суд, рассматривающий дело, они дают объяс­нения, показания, заключения в общем порядке.

Доказывание как процесс представления доказательств осущест­вляется по общему правилу в суде первой инстанции.

B суде кассационной инстанции доказывание допускается:

• на основании имеющихся в деле доказательств — путем дачи им иной оценки и установления судом кассационной инстан­ции других обстоятельств (ч. 1 ст. 347, абз. 4 ст. 361 ГПК);

• на основании новых, дополнительно представленных доказа­тельств — в исключительных случаях, если суд кассационной инстанции признает, что они не могли быть представлены в суд первой инстанции (ч. 2 ст. 339, ч. 1 ст. 347, абз. 4 ст. 361).

Исключением из этих общих правил доказывания в судах первой и второй инстанций являются правила доказывания по делам, подсуд­ным мировым судьям. По таким делам никаких ограничений в пред­ставлении доказательств в суд второй (апелляционной) инстанции нет.

В суде надзорной инстанции представление новых доказательств либо просьбы о даче судом иной оценки имеющимся в деле доказа­тельствам и установлении обстоятельств, которые не были установ­лены судами первой или второй инстанций либо отвергнуты ими, не допускается, поскольку суд надзорной инстанции (с учетом ос­нований для отмены или изменения судебных постановлений в по­рядке надзора) проверяет только правильность применения норм материального и процессуального права (ст. 378, 386, 387 ГПК).

Почему допустимы недопустимые доказательства?

Генезис института недопустимых доказательств в России берет свое начало с момента принятия Конституции РФ 1993 г., и скоро он отметит свой четвертьвековой юбилей. Можно подвести итоги использования этого важного процессуального инструмента с учетом принятого Постановления Пленума ВС РФ от 19 декабря 2017 г. № 51 «О практике применения законодательства при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции (общий порядок судопроизводства)».

Автору этих строк довелось наблюдать, как зарождался институт недопустимых доказательств в начале 90-х гг., с каким энтузиазмом судьи начали его применять, решительно исключая из дела дефектные доказательства, не обращая внимания на стенания и возмущения государственных обвинителей. Мы получили эффективное оружие для защиты процессуальных прав граждан от произвольных действий должностных лиц, надежный шлагбаум, не дающий проникнуть доказательствам, полученным с нарушением закона. Принципиальная позиция судей, исключавших порочные доказательства, давала сигнал правоохранителям о необходимости строго соблюдать закон и права граждан.

Известны дела, по которым «депортация» только лишь одного недопустимого доказательства приводила к вынесению оправдательного приговора.

Вспоминаю свое дело 2000 г., когда судья смело исключил из доказательств четыре протокола обысков, в ходе которых были изъяты наркотические средства, на том основании, что они были проведены ненадлежащими лицами – оперативными сотрудниками без письменного поручения следователя. В итоге суд вынес оправдательный приговор в отношении четырех лиц.

Но такая идиллия в судопроизводстве не могла продолжаться вечно, поскольку не устраивала «человека в погонах».

По мере того как нарастало давление со стороны обвинения, начала меняться и судебная практика. Судей стали ориентировать на то, чтобы не торопились исключать недопустимые доказательства, а давали возможность восполнять их недостатки. Им часто говорили представители обвинительного лагеря: «Ну ведь подозреваемый признал вину. Он же совершил преступление. Какое имеет значение то, что он давал показания без адвоката?»

Как тут не вспомнить эпизод из деятельности наркома по военным и морским делам РСФСР Л.Д. Троцкого, который однажды ворвался в совещательную комнату и в ответ на возмущения судей бесцеремонно заявил: «Что для нас важнее: истина или процедура?»

При разрешении ходатайств, находясь на распутье при выборе между законностью и целесообразностью, судьи все чаще стали склоняться к целесообразности, принося в жертву законность. Ими иногда исключались недопустимые доказательства, но только лишь те, которые не влияли на прочность конструкции обвинения и удаление которых не могло привести к вынесению оправдательного приговора либо к иным фатальным для прокурора последствиям.

В последние годы, принципиально не желая признавать доказательства недопустимыми, судьи изобрели незатейливую формулировку «несущественное нарушение», которую успешно применяли, когда требовалась хоть какая-нибудь аргументация для отказа.

В ответ на любые, даже самые вопиющие нарушения процессуального закона, допущенные при получении обвинительного доказательства, мы слышали, а потом читали: «Ходатайство об исключении доказательства не подлежит удовлетворению, поскольку допущенные нарушения не являются существенными».

Такая практика противоречит ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, согласно которой при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона, а также положениям ч. 1 ст. 75 УПК РФ о том, что доказательства, полученные с нарушением требований Кодекса, являются недопустимыми.

Как видно, Конституция РФ и УПК РФ ничего не говорят о существенном нарушении уголовно-процессуального закона как обязательном условии признания доказательств недопустимыми.

Поскольку практика применения этого института в последние годы сошла с законного маршрута, требовалось как минимум постановление Пленума ВС РФ, разъясняющее проблемные моменты.

И вот 19 декабря 2017 г. появилось Постановление Пленума ВС РФ № 51 «О практике применения законодательства при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции (общий порядок судопроизводства)», которое затронуло некоторые вопросы рассмотрения судами ходатайств об исключении доказательств.

Согласно п. 13 постановления: «Доказательства признаются недопустимыми, в частности, если были допущены существенные нарушения установленного уголовно-процессуальным законодательством порядка их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами».

Следует отметить, что ФПА РФ в своем отзыве на проект постановления категорически возражала против такого определения понятия недопустимых доказательств.

Чтобы понять, насколько изменилось отношение Верховного Суда РФ к данному понятию за более чем 20 лет, достаточно посмотреть на п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»: «Обратить внимание судов на необходимость выполнения конституционного положения о том, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50 Конституции Российской Федерации), а также выполнения требований ст. 75 УПК РФ, в силу которой доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального законодательства, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.

Разъяснить, что доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами».

Отчетливо видно, что в 1995 г. Верховный Суд РФ считал, что доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального законодательства, не имеют юридической силы.

В 2017 г. Верховный Суд РФ изменил свой подход. ВС РФ считает, что доказательства не имеют юридической силы, если были допущены именно существенные нарушения, а не просто нарушения.

Тем самым, по моему мнению, Пленум ВС РФ решительно и бесцеремонно «подкорректировал» ст. 50 Конституции РФ и ст. 75 УПК РФ, которые дают иное определение понятию недопустимых доказательств.

Кроме того, из определения 2017 г. исчезла формулировка: «Доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина…»

Полагаю, Пленум ВС РФ поспешно согласился с понятием существенных нарушений, влекущих признание доказательств недопустимыми, поскольку сам УПК РФ такого понятия применительно к недопустимым доказательствам не содержал.

В ч. 1 ст. 389.17 УПК РФ дается определение существенным нарушениям уголовно-процессуального закона, но они выступают как основания для отмены или изменения судебного решения, а не для признания доказательств не имеющими юридической силы.

Произошедшие изменения приведут к еще большему осложнению в применении этого процессуального института, а новое определение недопустимых доказательств позволит судьям отвечать на обоснованные ходатайства об исключении доказательств со ссылкой на постановление Пленума ВС РФ, что существенных нарушений не допущено. Негативно складывающаяся практика обрела правовой фундамент.

К примеру, составление протокола осмотра места происшествия без разъяснения прав понятым является просто нарушением ст. 60, 166, 170 УПК РФ либо это есть существенное нарушение? Или другой пример: когда этот же протокол не подписан следователем, это нарушение ч. 7 ст. 166 УПК РФ либо это существенное нарушение?

Основная проблема заключается в том, что критериев отграничения существенного нарушения от обычного нарушения Пленум ВС РФ не дал, а значит, разрешение этого вопроса отдается на откуп судьям, которые в последние годы такие ходатайства почти не удовлетворяли и практически никого не оправдывали.

Институт недопустимых доказательств и ранее хромал на обе ноги, появление же постановления Пленума ВС РФ подобно выстрелу ему в ногу.

А ведь этот институт был одним из немногих законных средств защиты процессуальных прав граждан.

В такой ситуации нам необходимо, чтобы Конституционный Суд РФ дезавуировал спорное разъяснение Пленума ВС РФ.

Суровая правда заключается в том, что одним лишь п. 16 не исчерпываются грустные новости из Верховного Суда РФ, касающиеся недопустимых доказательств.

Статья 55 ГПК РФ. Доказательства (действующая редакция)

1. Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

Объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей могут быть получены путем использования систем видеоконференц-связи в порядке, установленном статьей 155.1 настоящего Кодекса.

2. Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 55 ГПК РФ

1. Доказательство представляет собой единство сведений о фактах и процессуального источника. Не содержащий в себе сведений о фактах, имеющих отношение к делу документ также не будет письменным доказательством, как и имеющие отношение к происшествию данные, распространяемые в виде слухов, а не сведения о фактах гражданско-процессуального характера. Когда же информация, о которой сначала было известно по слухам, будет закреплена в одном из источников, указанных в абз. 2 ч. 1 комментируемой статьи, на свет появится доказательство.

2. Верховный Суд РФ оперировал и таким понятием, как «факт» в значении «доказательства». Несмотря на высказываемый большинством процессуалистов иной взгляд на понятие доказательства, невозможно безразлично относиться пусть даже и к отличающейся от общепринятой практике высшего органа правосудия нашего государства.

3. Понятиеобразующие признаки доказательств:

1) в доказательствах содержатся сведения о фактах;

2) сведения о фактах — это сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела;

3) сведения о фактах должны быть «собраны на» предусмотренный законом источник;

4) в гражданско-процессуальное доказывание сведения о фактах вовлекаются в определенном законом порядке.

4. Сведения о фактах — это содержание доказательства — данные (информация) о рассматриваемом и разрешаемом споре (происшествии).

5. Объяснения сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов — это форма доказательств, их принято называть процессуальными источниками сведений о фактах или источниками доказательств.

6. Установленный законом перечень средств доказывания является окончательным и расширенному толкованию не подлежит.

7. При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона не только в силу ч. 2 комментируемой статьи, но и в соответствии с положениями ст. 50 Конституции РФ.

8. Верховный Суд РФ обращал внимание судов на необходимость выполнения конституционного положения о том, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ). Доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.

9. Суд не должен ограничиваться перечислением в решении доказательств, которыми подтверждаются те или иные имеющие значение для дела обстоятельства, а обязан изложить содержание этих доказательств.

10. На практике возник вопрос: может ли быть подтверждено получение заработной платы в определенном размере в случае утраты первичных бухгалтерских документов о заработке граждан свидетельскими показаниями? В силу комментируемой статьи обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу, могут устанавливаться, в частности, с помощью показаний свидетелей. Вместе с тем ст. 60 ГПК РФ предусматривает, что обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами. Согласно же ст. 1 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» установление трудовых пенсий осуществляется в соответствии с указанным Федеральным законом, который не содержит каких-либо ограничений в способах доказывания получения заработной платы в определенном размере.

11. Поэтому суд вправе принять во внимание любые средства доказывания, предусмотренные гражданским процессуальным законодательством, в том числе и показания свидетелей при разрешении вопроса о размере заработной платы гражданина, исходя из которого рассчитывается среднемесячный заработок, необходимый для определения страховой части пенсии при оценке пенсионных прав граждан. Вместе с тем следует учитывать, что согласно ч. 1 ст. 57 ГПК РФ суд вправе предложить гражданину представить дополнительные доказательства, а также оказать содействие в их собирании. В случае невозможности подтверждения указанного обстоятельства иными доказательствами, кроме свидетельских показаний, суд оценивает свидетельские показания в том числе и на предмет их достоверности и достаточности (ст. 67 ГПК РФ).

12. Аналогичные требования предъявляются к порядку доказывания факта участия в работах по ликвидации последствий чернобыльской катастрофы.

13. То же самое можно сказать и о доказывании характера выполняемой работы. Поскольку действующее пенсионное законодательство не содержит каких-либо ограничений в способах доказывания данного обстоятельства, подтверждение которого необходимо для целей назначения пенсии на льготных условиях, суд вправе принять во внимание любые средства доказывания, предусмотренные ГПК РФ, в том числе и показания свидетелей, если подтверждение стажа документами невозможно по причинам, не зависящим от работника.

14. По делу о возмещении вреда, причиненного имуществу в результате дорожно-транспортного происшествия, одним из доказательств может быть и постановление о прекращении дела об административном правонарушении. Оно подлежит оценке наряду с другими доказательствами. Постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении не является обстоятельством, исключающим привлечение лица, нарушившего правила дорожного движения, к ответственности за причинение вреда имуществу в порядке гражданского судопроизводства.

15. См. также комментарий к ст. ст. 59, 77, 86, 284 ГПК РФ.

Имеют ли юридическую силу доказательства полученные с нарушением закона?

В юридической и судебной практике доказательствами по делу принято считать сведенья и факты, которые были выявлены в ходе досудебного расследования либо непосредственно в судебном разбирательстве.

По сути, это результат познавательной деятельности, который способствует установлению истины. Юристы называют эту деятельность доказыванием. Она предусматривает несколько последовательных этапов работы с доказательствами, а именно:

Законодательство Российской Федерации чётко указывает на то, что все доказательства по конкретному делу обязательно должны быть собраны и оформлены в соответствии с процессуальными нормами.

Соответственно, факты и сведенья, которые добыты с нарушениями закона, не имеют юридической силы, а значит, не могут выступать доказательствами в судебном процессе.

К сожалению, противодействующие стороны часто пытаются представить суду доказательства, которые были обнаружены и оформлены с явными нарушениями закона.

Если нарушения были несущественными и есть возможность восстановить истину, выполнив определённые процессуальные действия, то такие «ошибки» можно считать несущественными.

К примеру, если, по каким-то причинам, понятой не расписался в протоколе осмотра места преступления, он может быть допрошен непосредственно в суде. В случае полного совпадения свидетельских показаний понятого с содержанием протокола осмотра, выявленные улики и доказательства могут быть приобщены к делу.

Доказательства же, которые были выявлены и зафиксированы с серьёзными нарушениями законодательства, считаются недопустимыми и судом во внимание не принимаются.

Следует отметить, что вокруг вопроса, какие именно доказательства следует считать добытыми с нарушением законодательства, ведутся постоянные дискуссии и консультации между юристами и правоведами.

Это вполне естественный процесс, который в итоге приведёт к ясному пониманию норм законодательства, что обеспечит максимально справедливый процесс доказывания истины.

Какие доказательства являются недопустимыми?

  1. Факты и сведенья, которые предоставил подозреваемый либо обвиняемый в ходе досудебного расследования в случае, если допрос проводился без присутствия адвоката. Это актуально даже тогда, когда сам обвиняемый отказался от услуг защитника либо отрицает данные ранее показания непосредственно на суде.
  2. Информация, предоставляемая свидетелем либо подозреваемым, которая основывается лишь на слухах, догадках, личных размышлениях.
  3. Сведенья и факты, источник которых определить не представляется возможным.
  4. Если субъект доказывания представляет суду доказательства, которые были получены с нарушением не только УПК РФ, но и любой другой нормы действующего законодательства.
  5. Если в ходе выявления доказательств были нарушены права человека, защиту которых гарантирует Конституция РФ.
  6. В случаях, когда доказательства и улики были собраны неуполномоченным лицом либо с явным нарушением процессуальных предписаний.
  7. Неустранимые процессуальные нарушения, при которых доказательства считаются недопустимыми

    1. Незаконное психологическое или же физическое воздействие, которое использовала одна из сторон процесса по отношению к другой.
    2. Преднамеренное введение обвиняемого, свидетеля либо подозреваемого в заблуждение с целью получить требуемую информацию или же спровоцировать определённые действия субъекта.
    3. Замалчивание законных прав субъекта судебного процесса, в тех случаях, когда отсутствие данной информации нарушает принцип равенства сторон.
    4. Явное игнорирование первоисточников информации и, как следствие, аргументация правовой позиции, основываясь на производных источниках. Поскольку достоверность таких доказательств проверить достаточно затруднительно, то прямо нарушается равенство сторон. В первую очередь, страдает субъект разбирательства, против которого направлены данные сведенья и факты. Например, когда в ходе судебного разбирательства одна из противодействующих сторон представляет суду, в виде доказательства, протокол допроса свидетеля, который в данный момент отсутствует в зале судебных заседаний. Это лишает другую сторону возможности непосредственно допросить человека, владеющего информацией по делу.
    5. Законные основания, которые могут стать причиной для отвода, следователя, дознавателя, прокурора, судьи или других участников процессуальных действий, что принимали участие в сборе доказательств по делу.
    6. Если следственные и процессуальные действия выполняли лица, которые не имеют отношения к данному делопроизводству и не могут представить документы, подтверждающие правомерность их действий. К примеру, письменное поручение уполномоченного лица и пр.

    Итак, законодательство РФ гарантирует полную защиту прав человека, даже если он является субъектом судебного разбирательства. Законодательные нормы обеспечивают абсолютное равенство сторон, чётко определяют механизм процессуальных действий.

    Таким образом, обеспечивается аргументированное и максимально справедливое решение суда.

    Смотрите так же:

    • Остаток субсидии на иные цели На 01.01.2017 на отдельном лицевом счете бюджетного учреждения имеются остатки различных неиспользованных целевых субсидий, в учете они отражены по кредиту счета 5.205.81. Согласно п. 94 Инструкции к приказу Минфина РФ от 16.12.2010 174н (далее - Инструкция) "отражение задолженности перед бюджетом бюджетной системы Российской Федерации […]
    • Закон рф 2490 1 Закон РФ от 11 марта 1992 г. N 2490-I "О коллективных договорах и соглашениях" (с изменениями и дополнениями) (утратил силу) Федеральным законом от 30 июня 2006 г. N 90-ФЗ настоящий Закон признан утратившим силу по истечении 90 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона Информация об изменениях: Федеральным […]
    • Коллекторы перепродали долг Продали долг коллекторам — что делать? Если вам пришло письмо от коллекторского агентства с уведомлением об уступке прав требования по договору цессии, значит, микрофинансовая организация продала долг коллекторам. В 99% случаев заемщик подписывает кредитный договор, даже не читая его. Практически в каждом кредитном договоре есть пункт, […]
    • Вишневецкий иван яковлевич патент Устройство для определения момента срабатывания контактов высоковольтного выключателя Номер патента: 1677726 (51)5 Н 01 Н 33/59 АВТОРСКОМУ С ТЕЛЬСТВУ ОСУДАРСТИЕННЫЙ КОМИТЕТПО ИЗОБРЕТЕНИЯМ И ОТКРЫТИЯМПРИ ГКНТ СССР ИСАНИЕ ИЗО(71) Абаканский филиал Красноярского политехнического института(56) Авторское свидетельство СССР М 1534539, кл. […]
    • Нотариусы шадринск Нотариусы г.Шадринск Ниже представлен список нотариусов в выбранной категории. Чтобы посмотреть подробную информацию по конкретному нотариусу, кликните по ФИО нотариуса. Телефон: +7(35253)90234 Адрес: 641870, г.Шадринск, ул.Февральская,48 Часы работы: Нотариус Балакина Людмила Федоровна Телефон: +7(35253)52415 Адрес: 641800 г.Шадринск, […]
    • Разрешение на прописку новорождённого Нужно ли разрешение от матери или отца, собственника на прописку ребенка? Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер. Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефону […]