2 закон хаммурапи

ТЕМА II. ЗАКОНЫ ХАММУРАПИ

§ 2.1. Общая характеристика «Законов Хаммурапи»
§ 2.2. Правовое положение населения по «Законам Хаммурапи»
§ 2.3. Преступления и наказания по «Законам Хаммурапи»
§ 2.4. Брачно-семейные отношения по «Законам Хаммурапи»
Список рекомендуемой литературы

§ 2.1. Общая характеристика «Законов Хаммурапи»

Законы царя Хаммурапи (1792-1750 гг. до н.э.) представляют самый значительный правовой документ Древней Месопотамии. Он был обнаружен французскими археологами в 1901 году при раскопках эламского города Сузы.
Черный базальтовый столб, на котором высечены законы, сохранил изображение самого Хаммурапи.
Завитая борода, тяжелые веки, густые брови, под ними глубокая тень. Лицо усталое. В молитвенной позе Хаммурапи вручает свои законы Шамаш — бог Солнца и Правосудия.
Законник отражает многовековой итог юридической мысли и практики, в нем заметно влияние древних законов Шумера и Аккада. Состоит он из трех частей: введения, перечня статей и заключения. Следуя традиции, Хаммурапи провозглашает себя поборником Справедливости, Истины, Милосердия. В ту эпоху эти термины, вероятно, обозначали законность и правопорядок.
Данный судебник носил казуистический характер, так как преимущественно представлял источник, перечисляющий различные прецеденты.
Значительная часть правовых норм Законника Хаммурапи (ЗХ) была посвящена регулированию общественных отношений, связанных с царско-храмовым хозяйством.
Вместе с тем ЗХ не затрагивали многие важные области внутри- общинных отношений, отношений общин с царской властью и пр.
Важное значение имели статьи, посвященные собственности. Земля как объект собственности имела два вида: государственная (царская и храмовая) и общинная. Особый правовой статус имели наделы земли за службу воинам — имущество (илку), которое считалось основным владением целевого назначения. Царские чиновники, включая тамкаров (торговцы), также получали земельные наделы.
Земля, вода считались собственностью царя и общины. Порядок пользования общинной землей и водой определялся органами управления. ЗХ не содержит подробных указаний о порядке пользования этой землей, ее отчуждения и продажи. Изъятие таких участков у общины по общему правилу считалось прерогативой царя.
Стоит сказать, что ЗХ в какой-то степени защищали крестьянина-общинника, попавшего в сети ростовщика, от погашения долга путем передачи заимодавцу поля или сада с ожидаемым урожаем (ст.ст. 49, 52, 66). Статья 48 ЗХ спасала должника-крестьянина от потери участка в случае неурожая.
Интересы общины, охрана ее пахотного поля, системы орошения отражены в ст.ст. 42-47. Закон ограждает земледельца, арендатора поля от ростовщика и в тех случаях, если урожай погиб по причине стихийных бедствий (ст.ст. 45, 48). Штраф с виновного за гибель поля соседа в случае небрежного отношения к плотине, каналу взыскивался не в казну, а в пользу пострадавших. Закон запрещал спекулятивные сделки с полем, садом и жильем общинников, преследовал тех, кто по каким-то соображениям не обрабатывал свой полевой надел, что наносило ущерб общинному хозяйству.
Таким образом, ЗХ охранял общину, крестьян-земледельцев, в первую очередь, от алчных вожделений ростовщиков и торговцев. Однако консерватизм общины в исторической перспективе затруднял социально-экономическое развитие древневосточного общества.
Прежде всего, ЗХ охранял собственника от недобросовестного приобретателя. Иски по сделкам с недвижимой собственностью при рассмотрении в суде, кроме свидетельских показаний, должны были обеспечиваться письменными документами, что было на руку состоятельным гражданам. Знатоки права благотворительностью не занимались, бесплатно юридических консультаций клиентам не давали.
Во времена Хаммурапи товарно-денежные отношения достигли более высокого уровня, чем в Древнем Шумере. Община переживала кризис. По закону, она была вправе свободно распоряжаться своей недвижимостью: продавать, закладывать, менять, сдавать в аренду, передавать по наследству (ст.ст. 39-47, 71). Для распоряжения недвижимостью не требовалось согласия со стороны общины. Однако если человек покидал общину, терял связь с нею, то утрачивал право на свой участок земли (ст. 136). Такая санкция грозила тем, кто не выполнял свои обязанности землепользователя, т.е. не участвовал в трудовых повинностях, особенно при строительстве и ремонте ирригационных сооружений.
Царские земли имели свой статус, из них давались участки воинам, чиновникам за службу. Существовали храмовые земли. Собственность охранялась не только исками, но и уголовными санкциями. ЗХ особенно свирепо карал тех, кто скроет в своем доме чужого раба (ст. 16). Кража животных, принадлежащих дворцу и храму, каралась штрафом в 30-кратом размере. Если виновный не мог уплатить такой огромный штраф, его казнили (ст. 8).
Заслуживает внимания положение, по которому даже царь и его чиновники не могли вмешиваться в земельные отношения общины, распоряжаться ее недвижимым имуществом.
В ЗХ нет статей, уполномочивающих царских чиновников давать указания: когда и что сеять, когда убирать урожай, сколько держать скота, чем его кормить, по какой цене сбывать продукцию сельского хозяйства.
В законнике содержится горячий призыв, мольба, просьба: «пусть будущий царь хранит справедливые слова, которые я начертил на своей стеле, пусть не изменит закона страны. пусть не отвергнет моих указов. пусть он справедливо управляет своими черноголовыми, пусть разбирает их тяжбы. истребит в стране преступников и злых, пусть улучшит положение своих людей». Несбыточность и бесполезность этих заклинаний были неведомы правителю.
Сложившаяся при Хаммурапи система власти, управления, суда, весь аппарат чиновничьей бюрократии усилили эксплуатацию и угнетение простых людей: общинников, мушкенумов, всех бездо- ленных и подневольных. Правнук Хаммурапи Самсудитан стал очевидцем гибели великой империи. Захватчики — касситы, оккупировали в 1595 г. до н.э. Вавилон, разграбили его и прихватили с собой даже статую главного бога Мардука.

2 закон хаммурапи

Хаммурапи (1792-1750 гг. до Р. Х.), самый известный царь Вавилона, издал свои знаменитые Законы (см. подробную статью о них на нашем сайте), вероятно, ок. 1755 г. до Р. Х. Они переписывались потом полторы тысячи лет как великий памятник мудрости – как позднее римское право или кодекс Юстиниана. Однако, новизны в них, скорее всего, было мало – объединив Месопотамию, Хаммурапи просто внедрил по всему её пространству законодательные установления, большинство которых использовалось уже и раньше. Главной новой чертой в кодексе Хаммурапи стало усиление роли государства в экономике, регулировка им цен, арендных отношений, долговых процентов, водопользования. После краха древних шумерских «социалистических» империй значение государства в хозяйственной жизни заметно ослабло, но теперь оно вновь возросло, хотя далеко не до прежних размеров.

Полный вид стелы с кодексом Хаммурапи

Защищая бедных от богачей, Законы Хаммурапи установили предельный срок долгового рабства – 3 года. Они запрещали отбирать для покрытия долга не только землю, но и урожай. Каждые 10-15 лет Хаммурапи его преемники «указами справедливости» освобождали долговых рабов и кассировали часть долгов вообще.

Тем не менее, эти Законы отнюдь не устраняли сословной неравноправности. Низший слой месопотамского общества делился в эту эпоху на три основных сословия: авилумы (крестьяне свободных, самоуправляющихся общин), мушкенумы («склоняющиеся под покровительство» – крепостные или полукрепостные арендаторы царской земли) и вардумы (частные рабы, которые, правда, часто имели собственное имущество и семью). Кодекс Хаммурапи не отменял этого деления, и ущерб, нанесённый личности авилума, в нём карался сильнее, чем в случае, если бы пострадал мушкенум. Однако в браках людей разных сословий дети должны были наследовать права более привилегированного родителя. Рабам разрешалось выступать на суде в свою пользу. Обращённый в рабство на чужбине вавилонянин по прибытии на родину немедленно освобождался без выкупа.

Законы Хаммурапи. Видеоурок

Принцип талиона (наказания «равным за равное») Законы Хаммурапи проводили в самом буквальном смысле. Выбивший глаз или зуб лишался собственного глаза или зуба. За необоснованное обвинение клеветник наказывался карой, которая угрожала бы ответчику, если бы обвинение оказалось истинным. Смертная казнь применялась широко – в том числе и за многие виды воровства. При шумерах широко применялись наказания штрафами, но в кодексе Хаммурапи их почти не было. Впрочем, самые распространённые уголовные преступления (большинство видов воровства, убийство) в Законах почти не упоминаются: они решались по обычному праву, которое Хаммурапи не собирался менять. Зато он уделял большое внимание семейному праву.

Изданный им сборник законов Хаммурапи считал главным достижением своей жизни, возглашая: «Мои законы отменны и не имеют равных» Он запретил преемникам уничтожать или менять их (хотя некоторые учёные полагают: в этом запрещении он имел в виду лишь то, чтобы с его собственным именем никто не связывал никакого другого кодекса). До нас дошло около 40 копий Законов Хаммурапи – столько не имеет ни один иной клинописный текст. Их продолжали делать даже тогда, когда в Месопотамии действовало уже другое законодательство.

Законы Хаммурапи – общая характеристика и краткое содержание

После того, как Хаммурапи взошел на трон, страна крепла и развивалась. Он провел ряд реформ:

  • Провел административную реформу. Он разделил страну на определенные области и районы, поставив руководить ими чиновников.
  • Подчинил себе все храмы и объявил свою власть божественной.
  • Привел в порядок систему сборов и налогов.
  • На частную торговлю были введены ограничения, торговля полностью попала под контроль государства. Для контроля торговли царь поставил купцов, которые стали чиновниками.
  • Продажа земли была строго запрещена. Землю, принадлежащую общинам, было запрещено продавать.
  • Но создание государственных законов, организация судебной системы — это самый большой вклад, который он внес в укрепление государственности.

    На сегодняшний день законы Хаммурапи — самые древние, из всех найденных и дошедших до нас. Для времени его создания, а записан судебник Хаммурапи был примерно в 1750 гг. до н.э., он показывал, что Вавилон был государством, имеющим свою мощную государственность.
    Если описать, что изменилось после написания законов Хаммурапи кратко , то:

  • Официально закреплен общественный строй государства (рабовладельческий).
  • Это помогло четко организовать судебную систему и исполнение законов.
  • Был выявлен основной господствующий класс – это рабовладельцы.
  • Законы Хаммурапи: общая характеристика

    В 1901-1902 годах экспедицией, под руководством француза Жака де Моргана, был найден каменный предмет, на котором высечены законы Хаммурапи . Это базальтовый обелиск. Его обнаружили в древнем городе Сузы (сейчас территория Ирана). Перевез его в Сузы, скорее всего, Эламский царь, после захвата Вавилона.

    На базальтовом обелиске, вверху, изображен Хаммурапи, который стоит в почтительной позе рядом с богом солнца Шамашем, который, почитался как покровитель судопроизводства. Под изображением написаны законы Хаммурапи, текст их написан в клинописной форме.

    На столбе затерты 35 статей, скорее всего они были затерты после захвата. Сколько статей насчитывалось в судебнике Хаммурапи , с помощью этого артефакта, было бы тяжело определить, но текст утерянных статей удалось восстановить, благодаря другим письменным источникам, дошедших до наших дней. После изучения текстов, из дошедших до нас из древних библиотек, историки определились, сколько статей в судебнике Хаммурапи было изначально. Текст судебника Хаммурапи , разделен на три части.

    В первой вводной части текста доносится до нас то, что бог Шамаш передал Хаммурапи эти законы, чтобы сделать Вавилонское государство еще более могущественным и развитым. Каждый, кто не будет соблюдать эти законы, пойдет против воли и веления царя, а также против богов.
    Вторая часть – это статьи, в судебнике Хаммурапи насчитывалось 282 статьи. Законы царя Хаммурапи, краткое содержание по разделам:

  • Здесь установлено наказание за серьезные правонарушения: лжесвидетельство, чародейство или волшебство, изменение уже вынесенных судебных решений. Наказанием была смертельная казнь, а судья платил огромный штраф и лишался должности (1-5 пункты).
  • Охрана личной собственности царя, приближенных к царю, и храмов, установление ответственности при захвате чужой собственности, за кражу полагалась смерть (6-25 пункты).
  • О вынесении смертельного приговора для воина, если он послал в поход вместо себя наемника. Проблема в том, что воин за несение военной службы получал надел земли (26-41 пункты).
  • Об ответственности при использовании чужой земли или поля, в наказание полагались огромные штрафы и суровое наказание (42-88 пункты).
  • Описание проведения торговых и коммерческих операций (89-126 пункты).
  • Семейное право (127-195 пункты).
  • Описание ответственности за нанесение умышленных и неумышленных телесных повреждений (196-214 пункты).
  • Как правильно совершать операции со всяким движимым имуществом, сюда же включался и наем (215-282 пункта).
  • В третьей части перечисляются все виды проклятий. Они непременно должны настигнуть человека, всю его семью и потомков, если он не пожелает жить по этим законам и строго соблюдать их. Идет перечень и описание всех вавилонских богов, которые также наложат всевозможные проклятия на человека и весь его род.

    Законы Хаммурапи : краткое содержание

    Законы устанавливали две основные группы: рабовладельцы и рабы. В тоже время, социально общество делилось на:

    • Полноправные жители – авилум.
    • Неполноправные жители – мушкенум.
    • У полноправных жителей прав имелось больше и они, чаще всего, отделывались только штрафом или небольшим наказанием за любой проступок или неисполнение законов. В то время как неполноправного жителя ждало очень суровое наказание, если он нарушал закон. Неполноправные жители — это низший слой, у которого была только часть прав.

      Законы Хаммурапи о рабах определяли группу людей – вардум. Это были рабы, которые вообще не имели прав и они были для своего хозяина только лишь имуществом. Интересно то, что если рабу наносили телесные повреждения, то это не было покушением на здоровье или жизнь, а объявлялось как порча имущества. Если законы Хаммурапи читать внимательно, то становится ясно, что раб — движимое имущество.

      Рабы имели право на владение небольшим имуществом, но после смерти оно переходило к хозяину. Рабы имели право создавать семьи. Хозяин имел право отдать его в аренду, заключив договор с нанимателем. В суде рабы не имели право выступать как свидетели. У всех рабов на руке был выжжен знак. Если этот знак, кто-либо пытался вывести, это каралось очень серьезно, вплоть до отрубания рук.

      Не менее интересны законы о взыскании долга с должника. До принятия законов, должник попадал в пожизненное рабство к кредитору. Поэтому законы Хаммурапи регламентировали долговое рабство с целью недопущения произвола кредитора в отношении должника и его семьи.

      После принятия законов должник или любой из членов его семьи становился рабом на три года. При этом кредитор не имел право отчуждать его имущество. Закон запрещал ему наносить телесные повреждения должнику или члену его семьи. А если он совершил действия, повлекшие смерть должника или кого-либо из его семьи, то кто-либо из семьи кредитора также лишался жизни.

      Фото с сайта hkar.ru

      Единым владельцем всей земли в Вавилоне был царь, который выдавал землю в аренду воинам и земледельцам. И они платили ему за это налог. Воины владели землей, имуществом, рабами на правах аренды. Но они имели права наследования. Поэтому имущество передавалось по наследству, также как и сын, после отца продолжал нести военную службу.Воины были в особом почете. И если воин попадал в плен, то, по закону, его обязательно должны выкупить. Если не было нужной суммы, то деньги давал или поселковый храм или они были выделены из казны.

      Не менее интересны законы Хаммурапи касательно семейного права. Здесь господствовало патриархальное устройство семьи. Но права у женщины, все же, были, хоть и частично. Мужа для дочери выбирал отец, который и заключал договор с женихом (подобие брачного контракта). Но за женой закреплялось право распоряжения своим приданым (которое наследовали ее дети).

      В случае измены женщину жестоко наказывали. Но если виноват муж, то жена могла потребовать у него развод, при этом она забирала свое приданное. Отец не мог без очень веской причины лишить сына наследства. Свои права сын мог защитить в суде. После смерти отца его имущество делилось между его детьми, и их пол не играл никакой роли. Но, тем не менее, если отец семейства попадал в долговое рабство, то он мог на три года отдать вместо себя любого члена своей семьи. Допускалось многоженство, если жена не могла родить ребенка. Также можно было усыновлять детей от рабыни. После смерти хозяина, рабыня-наложница становилась свободной.

      После рассмотрения мы видим, кого защищали законы царя Хаммурапи . В первую очередь законы защищали интересы царя, потому что земля давалась только на правах аренды. Храмы полностью подчинялись царю, происхождение которого считалось божественным.

      О чем заботился Хаммурапи в своих законах во вторую очередь, так это о рабовладельцах. Их интересы, касательно движимого имущества (рабов), были полностью соблюдены. У рабов практически не было прав. Рабовладельцы же являлись главенствующим классом. О чем заботился Хаммурапи в своих законах еще, так это о полноправном населении. Законы для них были мягче, чем для неполноправных жителей и рабов.

      Справедливые и несправедливые законы Хаммурапибыли направлены на обеспечение государственности и дали толчок для развития судебной системы в государстве. Они систематизировали и закрепили на законном уровне ответственность и виды наказаний, которые наступали при не соблюдении законов.

      2. Законы Хаммурапи. Социально-экономический и политический строй Вавилонии

      Экономика, общественный и политический строй Вавилонского государства в правление Хаммурапи известны благодаря

      сохранившемуся своду законов этого царя, его переписке с наместниками и чиновниками и частноправовым документам.

      Издание законов было серьезным политическим мероприятием Хаммурапи, направленным на консолидацию его обширной державы. Свод законов разделяется на три части: введение, текст самих законов и заключение. Он является важнейшим источником по многим сторонам жизни вавилонского общества первой половины XVIII в. до н. э.

      Экономика Вавилонского государства времени Хаммурапи базировалась на дальнейшем развитии ирригационного земледелия, садоводства, скотоводства, многообразных ремесел, внешней и внутренней торговли.

      Во времена Хаммурапи наблюдается расширение посевных площадей (освоение залежных и целинных земель), расцвет такой интенсивной отрасли хозяйства, как садоводство (разведение финиковой пальмы), получение больших урожаев злаковых (ячменя) и масличных (сезам) культур. В значительной степени это достигалось за счет расширения ирригационной сети по всей стране. Специальные чиновники обязаны были строго наблюдать за состоянием больших и малых каналов. Из документов архива Мари явствует, что к выполнению ирригационной повинности привлекалось все способное к труду население — от свободных до рабов, а за уклонение от нее виновные наказывались вплоть до смертной казни. В законах Хаммурапи четыре статьи специально предусматривают различные случаи небрежности или невнимания земледельца-общинника к оросительным сооружениям на своем участке. В случае их прорыва и затопления поля соседей он обязан был возместить ущерб, в противном случае его имущество и его самого продавали в возмещение нанесенного соседям ущерба. Важным своим деянием вавилонский царь считал проведение грандиозного канала, названного «Рекой Хаммурапи», о котором говорилось, что это «богатство народа», приносящее «изобилие воды Шумеру и Аккаду».

      Развивалось в крупных масштабах и скотоводство. Неоднократно в законах упоминаются стада крупного и мелкого рогатого скота, ослы, для пастьбы которых нанимаются пастухи. Часто скот отдается внаем для работы на поле, гумне, перевозки тяжестей.

      Ремесло представлено самыми различными профессиями: строителя домов, кораблей, столяра, плотника, камнереза, портного, ткача, кузнеца, кожевника. К ремесленным профессиям в то время причислялись также врачи, ветеринары, цирюльники, трактирщики. Для оплаты труда ремесленников законы Хаммурапи устанавливали твердую, а также суровую ответственность за сделанную работу. «Если строитель отстроил человеку дом и свою работу сделал непрочно, а дом, который он построил, рухнул и убил домовладельца, этот строитель должен быть казнен»,— гласит статья 229. Оплата труда врача зависела от принадлежности пациента к тому или иному классу общества и соответственно повышалась или понижалась. За неудачную операцию, сделанную свободному человеку, врачу отрубали кисть руки (статья 218).

      Развитию торговли способствовали объединение в рамках единого Вавилонского государства всей территории Месопотамии и сосредоточение всех внутренних и внешних торговых путей, идущих через долину Тигра и Евфрата, в одних руках.

      Предметом экспорта из Вавилонии было зерно, финики, сезамовое масло, шерсть, ремесленные изделия. Импорт состоял из металлов, строительного камня и дерева, рабов, предметов роскоши.

      Торговля была предметом особой заботы государства, и ею занимались специальные торговые агенты — тамкары, которые вели крупную государственную и собственную торговлю, притом часто осуществляли ее через более мелких торговцев-посредников. Возможно, они устанавливали и монопольные цены. Недаром месопотамская пословица говорит: «Тамкар ушел вон из города, и цены стали свободными». За свою службу тамкары получали земельные и садовые участки, дома. Они выступали и как арендаторы царской земли и земельных участков общинников, а также нередко являлись крупными ростовщиками. Важнейшими торговыми центрами были Вавилон, Ниппур, Сиппар, Ларса, Ур.

      Структура вавилонского общества в эпоху Хаммурапи свидетельствует о все более четко проявляющемся и развивающемся рабовладельческом его характере. В законах

      проводится резко ощутимая граница между свободными гражданами и рабами.

      Свободный полноправный гражданин именовался «авилум» —«человек». Но свободные граждане, в число которых входили крупные земельные собственники, тамкары, жречество, крестьяне-общинники, ремесленники, не составляли одного класса, а разделялись на класс рабовладельцев и класс мелких производителей. Судебник Хаммурапи лишь в одной из статей различает «человека, высшего по положению» и «низшего по положению» и определяет разную степень их ответственности за совершение проступка. Во всех статьях законов защищается частная собственность имущих граждан и интересы рабовладельцев.

      Поскольку основную массу населения вавилонского общества составляли мелкие производители и мелкие собственники, дававшие в казну значительные налоговые поступления и обеспечивавшие военную мощь государства, в законах нашли отражение и их права. Например, некоторые статьи защищают их от произвола ростовщиков: последним запрещалось самим забирать урожай в счет уплаты долга; регламентировался размер процентов на сумму долга (20 % за взятое в долг серебро, 33 % — за зерновую ссуду); сурово, вплоть до смертной казни, каралось дурное обращение с заложником; долговая кабала ограничивалась тремя годами. Однако приостановить процесс расслоения мелких производителей было невозможно: этот класс постепенно распадался, пополняя, с одной сторон, класс рабовладельцев, с другой — рабов. Старовавилонские деловые документы сохранили ряд сделок, где фигурируют имена крупных ростовщиков, например Бальмунамхе из Ларсы, который часто совершал обмены и покупки садовых участков, видимо, округляя свои владения, приобретал целинные земли, перекупал рабов, скупал у нуждающихся матерей их детей. Нередко также совершались сделки по найму на работу детей и младших братьев обедневших сограждан.

      Кроме свободных в вавилонском обществе имелась такая категория, как мушкенумы. Термин «мушкенум» переводится как «склоняющийся ниц». Мушкенумы работали в царском хозяйстве. Утратив связь с общиной, они не имели земли и собственности, а получали ее за царскую службу в

      условное владение, к тому же обладали ограниченными гражданскими правами. Членовредительство в отношении мушкенума возмещалось, как правило, денежным штрафом, тогда как в отношении свободных применялся принцип «талиона» («око за око, зуб за зуб»). Оплата лечения мушкенума была в два раза меньшей, чем свободного человека, и т. д. Но из законов явствует, что мушкенумы владели имуществом и рабами, их права как собственников строго защищались, при этом имущество их рассматривалось наряду с собственностью дворца, на службе которого они состояли.

      Низший класс вавилонского общества составляли рабы («вардум»). Источниками рабства служили война, имущественное расслоение, приводившее к долговой кабале, неравноправное положение членов семьи, находившихся под патриархальной властью отца, что давало ему право отдать их в залог или продать в рабство, самопродажа в рабство, обращение в рабство за некоторые преступления (например, отказ усыновленного от приемных родителей, расточительство жены, небрежность общинника в отношении оросительного сооружения), наконец, естественное воспроизводство рабов. Различались рабы частновладельческие, государственные (или дворцовые), рабы мушкенумов, храмовые рабы. Семья среднего достатка имела от 2 до 5 рабов. Иногда в богатых семьях их число достигало нескольких десятков. Рабы были имуществом, вещью хозяина: в случае их убийства или членовредительства хозяину возмещали ущерб или отдавали раба за раба. Рабов продавали, покупали, отдавали внаем, дарили, похищали. Они имели ряд отличий: это могли быть таблички на груди, особая прическа, клеймо, проткнутые уши, распространенным наказанием раба было отрезание ему уха. Рабы нередко убегали от хозяев или пытались оспорить свое рабское состояние, но за это их жестоко наказывали. Тех свободных граждан, кто помогал беглым рабам скрыть рабские знаки или укрывал их в своем доме, ждала суровая кара: от отсечения руки до смертной казни. За поимку беглого раба полагалось вознаграждение.

      Но в то же время рабство в Вавилонии имело ряд своеобразных черт: рабы могли иметь небольшое имущество, которым в конечном счете распоряжался хозяин, могли вступать в брак со свободными женщи-

      нами, сохранявшими при этом свои гражданские и имущественные права, дети от таких браков считались свободными. Рабовладелец, имевший детей от рабыни, мог включить их в число законных наследников своего имущества.

      Вавилонская семья была патриархальной и находилась под властью домовладыки — отца и мужа. Браки заключались на основе договоров и сопровождались принесением со стороны жениха брачного дара, а со стороны невесты — приданого. Жена сохраняла права на свое приданое, на дары мужа, после его смерти распоряжалась семейным имуществом до совершеннолетия детей. Законы охраняли честь, достоинство и здоровье женщины, но жестоко карали за дурное отношение к мужу и расточительство обращением в рабство, а за нарушение супружеской верности — смертью. Развод или вторичное замужество вдовы были затруднительны. Право на наследование родительского имущества «от соломы до золота» имели все дети обоего пола, однако некоторое преимущество отдавалось сыновьям.

      Вавилонское государство приобрело определенные черты древневосточной деспотии. Во главе государства стоял царь, обладавший законодательной, исполнительной, судебной и религиозной властью. Обширным был фонд царских земель: в Ларсе, например, он составлял 30—50 % обрабатываемой площади. Но структура государственного хозяйства принципиально изменилась по сравнению с эпохой III династии Ура. Для последней было характерно создание в масштабе всей страны гигантского царско-храмового хозяйства, функционирование которого обеспечивалось свободными (административный персонал, ремесленники, воины) и в основном рабами и подневольными работниками, получавшими натуральное довольствие из казны. Для старовавилонского периода перспективными в экономическом отношении оказались иные тенденции: поощрение общинно-частного сектора собственности и раздача царских земель, мастерских, пастбищ в аренду или в условное держание за службу чиновникам, воинам, мушкенумам и др.

      Сформировалось судебное ведомство. Видное место в нем занял царский суд, сосредоточивший в своих руках основные

      судебные функции и заметно потеснивший храмовый суд, суд общины, суд квартала в городе, однако некоторые права решать семейные и уголовные дела, совершенные на их территории, они все же сохранили. Судьи объединялись в коллегии, им подчинялись также глашатаи, гонцы, писцы, составлявшие судейский персонал.

      Финансово-податное ведомство занималось сбором налогов, которые взимались серебром и натурой с урожая, скота, продуктов ремесла.

      Царская власть опиралась на армию, формировавшуюся из отрядов тяжело- и легковооруженных воинов — редум и баирум. Их права и обязанности были определены в 16 статьях законов Хаммурапи. Воины получали от государства за службу неотчуждаемые земельные наделы, иногда с садом, домом, скотом. Законы защищали воинов от произвола командиров, предусматривали выкуп их из плена, обеспечение семьи воина. Воин же был обязан исправно нести службу, за уклонение от которой его могли казнить.

      Огромный бюрократический аппарат, деятельность которого строго контролировалась царем, выполнял все его распоряжения. При этом представители царской администрации имели тесный контакт с представителями власти на местах: общинными советами и старостами общин. Сурово боролись в административном аппарате со взяточничеством, подкупом, недисциплинированностью, леностью.

      Создание централизованного Вавилонского государства и возвышение Вавилона нашли в дальнейшем свое отражение и в религиозном культе: во главе пантеона был поставлен местный бог, покровитель города Вавилона Мардук, некогда бывший одним из младших богов. Мифы приписывали этому богу функции демиурга — творца Вселенной и людей, царя богов.

      3. Вавилонское царство при касситской династии

      Касситы — одна из групп горных племен североцентрального Ирана — появились на границах Месопотамии вскоре после смерти Хаммурапи. Около 1742 г. до н. э. касситский вождь Гандаш вторгся в Вавилонию и присвоил себе пышную титулатуру «царя четырех стран света, царя Шу-

      мера и Аккада, царя Вавилона», однако реального завоевания страны еще не произошло. И лишь разгром, учиненный хеттами, способствовал окончательному утверждению касситских царей на вавилонском троне.

      С начала XVI в. до н. э. начинается правление касситской династии и так называемый средневавилонский период, который завершается около 1155 г. до н. э.

      В касситский период отмечается регулярное использование в военном деле и транспорте лошадей и мулов, применение в сельском хозяйстве комбинированного плуга-сеялки, создание сети дорог, активизация внешней торговли. Но в целом в связи с уменьшением товарности хозяйства и сокращением притока рабов в экономике ощущается известный застой.

      Несколько увеличивается значение таких архаических форм общественных структур, как родовые объединения и большие семьи, обозначаемые термином «биту» («дом») и возглавляемые «бэл бити» (господином дома). Касситские роды контролировали определенную территорию, следили за сбором налогов, выполнением общественных повинностей. В касситскую эпоху укрепляются сельские общины. Вместе с тем интенсивно идет процесс обогащения касситской родовой знати и создания крупного частного землевладения, отделяемого от общинного, что закрепляется царскими указами, удостоверяющими право собственности того или иного аристократа на пожалованную землю и освобождение от повинностей и налогов. Эти указы высекаются на особых межевых камнях — «кудурру».

      Касситы восприняли высокую вавилонскую культуру, отождествляли касситских богов с вавилонскими, покровительствовали традиционным культам месопотамской религии. Так, Агум II в XVI в. до н. э. вернул на родину захваченные во время хеттского похода священные для Вавилона статуи Мардука и его супруги Царпанит и много сделал для реставрации и украшения их храмов. К XV в. до н. э. относится постройка храма в Уруке, к XIV в.— реставрация зиккуратов и храмов в Уре.

      Централизация при касситах несколько ослабла, так как известной самостоятельностью пользовались главы касситских родов, управлявшие отдельными областями Вави-

      лонии. Независимое положение занимали крупные города (Вавилон, Ниппур, Сип-пар), не только освобожденные от всех налогов и повинностей, но даже имевшие свои собственные воинские контингенты. Снабженная иммунитетными грамотами касситская знать, со временем слившаяся с местной, вавилонской, и крупнейшие вавилонские храмы, из которых особое место принадлежало ниппурскому храму Энлиля, также располагали известным политическим влиянием.

      Внешняя политика касситских царей отличалась достаточным размахом. По традиции именуя себя «царями четырех стран света», они владели всей Нижней Месопотамией (где аннексировали Приморское государство), «страной Кашшу» — территорией, непосредственно заселенной касситскими племенами в горах южноцентрального Загроса, некоторыми областями Кутиума (страны кутиев) в североцентральном Загросе, долиной Среднего Евфрата, а с рубежа XV—XIV в. до н. э.— обширными районами Сирийской степи с центром в Тадморе, вплоть до границ Южной Сирии и Заиорданья. Касситские цари совершали дальние походы в Центральный и Южный Иран и пытались закрепиться там. Выступив против Египта в конце XV в., касситский царь Караиндаш заставил египтян пойти на мир с Митанни и явился одним из учредителей «Амарнской» международной системы. В результате с конца XV в. до н. э. между Египтом и Вавилонией установились стабильные мирные отношения, постоянно курсировали послы, ходили торговые караваны. Касситские цари обычно посылали в дар египетским фараонам упряжки лошадей и колесницы, сосуды из бронзы, ценные сорта масла, изделия из лазурита и др. В качестве ответных даров они получали золото, великолепную мебель из ценных сортов дерева, украшенную золотом и слоновой костью, ювелирные изделия.

      Для упрочения отношений касситские цари выдавали своих дочерей за египетских фараонов, но на аналогичную просьбу получили отказ на том основании, что египетских царевен не выдают замуж за пределы страны. По письмам из Телль-Амарнского архива можно предположить, что между Египтом и Вавилонией заключались и возобновлялись договоры о «дружбе» и «брат-

      Вавилонский царь Хаммурапи и его законы

      Закон — это строгое, непререкаемое предписание, веление, обязательное к исполнению всеми гражданами данного государства. На нашем сегодняшнем занятии мы рассмотрим самые древние законы, узнаем, как и за что судили людей в древности.

      Предыстория

      В III тыс. до н.э. в Двуречье (Месопотамии) возникают первые города-государства (см. урок «Древнее Двуречье»). В начале II тыс. до н.э. государства Двуречья вели друг с другом изнурительные войны. В результате этих войн наиболее сильным и могущественным царством становится Вавилон (от шумер. «врата бога»). Расцвет Вавилонского царства приходится на период правления царя Хаммурапи в XVIII в. до н.э.

      События

      1792–1750 гг. до н.э. – правление царя Хаммурапи. Был создан первый известный письменный свод законов. Они получили название законы Хаммурапи (Кодекс Хаммурапи). Законы Хаммурапи были высечены на базальтовом столбе. На эти законы жители Вавилонии должны были ориентироваться при решении любых споров.

    • принцип «око за око, зуб за зуб»;
    • неравенство перед законом. Рабы не обладали теми же правами, что свободные люди. За оскорбление свободного человека рабу отрезали ухо;
    • долговое рабство. Человек мог попасть в рабство за долги, но срок его службы Хаммурапи ограничил тремя годами. По истечении трёх лет должник снова обретал свободу. Текст законов.
    • Решая спор, жители Вавилона часто стремились узнать волю богов. Для этого подозреваемого в совершении преступления бросали в реку. Если человек тонул (бог реки забирал его к себе), то его считали виновным.

      Участники

      Хаммурапи – царь Вавилона из Аморейской династии.

      Заключение

      В VII в. до н.э. Вавилон попал под власть Ассирии (см. урок «Ассирийская держава»), в VI в. до н.э. был завоеван персами (см. урок «Персидская держава царя царей»).

      Город, куда мы отправимся, располагался в очень удобном месте, в самом центре Двуречья на левом берегу реки Евфрата, и назывался он Вавилон. Имея такое выгодное расположение, Вавилон был крупным торговым центром. По реке купцы доставляли товары из разных стран. Город был защищен стенами, длина которых составляла 12 км (рис. 1).

      Рис. 1. Древний Вавилон (Источник)

      Перед нами ворота Иштар — центральные ворота в город. Вдалеке храм Мардука. Там было создано 7-е чудо света — висячие сады, они были построены для жены царя Навуходоносора в VI в. до н. э. Сады размещались на обширных террасах четырехъярусной башни. Ярусы садов поднимались уступами, соединяясь между собой лестницами. Для поливки садов сотни рабов целый день качали воду из Евфрата, вращая громадное водоподъемное колесо. Их аромат, тень и прохлада в безлесной и плоской Вавилонии казались чудом (рис. 2).

      Рис. 2. Висячие сады Семирамиды (Источник)

      Вавилон из небольшого городка превращается в ведущую державу Месопотамии. И самым могущественным царем вавилонского царства был Хаммурапи. Хаммурапи, шестой царь первой династии Вавилонии, правил в 1792–1750 гг. до н. э. Он был выдающимся государственным деятелем, изворотливым и хитрым дипломатом, крупным полководцем, мудрым законодателем, расчетливым и умелым организатором. За 35 лет своего правления ему удалось создать обширную вавилонскую державу, раскинувшуюся по всей территории Месопотамии. Как и египетский фараон, вавилонский царь обладал неограниченной властью. Царь владел обширными землями, которые раздавал за государственную службу вельможам, сборщикам налогов, воинам, пастухам царских стад. Будучи верховным правителем государства, царь Хаммурапи составил законы, по которым должны были жить в его государстве. Стела с законами Хаммурапи представляет собой двухметровый столб из черного базальта. В верхней части его лицевой стороны вырезаны две рельефные фигуры, изображающие царя Хаммурапи, стоящего перед богом солнца Шамашем, восседающем на троне. Шамаш, покровитель правосудия, вручает царю судейский жезл и кольцо — знак власти над людьми. Вся остальная поверхность столба с двух сторон покрыта клинописным текстом (рис. 3). Копии законов имелись во всех городах Вавилонского царства. Значение законов Хаммурапи выходит далеко за пределы правления самого царя. Они стали своеобразной энциклопедией вавилонской жизни, по которой можно узнать, как жили древние вавилоняне, и легли в основу вавилонского права на многие столетия.

      Рис. 3. Законы Хаммурапи (Источник)

      По законам царя Хаммурапи, судьи должны были разбирать споры между людьми. И жители Вавилона знали, что за нарушение законов их постигнет суровое наказание. В надписи на камне царь угрожает будущим правителям, которые посмеют выскоблить или изменить законы. Боги тогда нашлют на всю страну врагов, голод и потоп, и заразные болезни. Ведь царские законы — это воля богов.

      Порою судьям приходилось прямо спрашивать у богов, как решить то или иное дело. Ведь не всегда удавалось найти свидетелей преступления. Обвиняемого тогда вели к реке и заставляли погрузиться в воду. Если он тонул, значит, бог реки забрал его к себе как виноватого. Если же ему удавалось выплыть, то он чист перед богами и невиновен.

      В Древней Вавилонии преступников обычно заставляли испытать то же самое, что они причиняли своей жертве, — «око за око, зуб за зуб» (рис. 4).

      Но не все в Вавилоне были равны перед законом. Когда в законах Хаммурапи говорилось «человек», то имелись в виду лишь свободные люди. Если раб оскорблял свободного человека, то ему отрезали ухо, чтобы не лишить раба возможности трудиться, и чтобы все знали, что это строптивый раб. Рабов покупали и продавали, как домашнюю скотину и всякое иное имущество. А если по чьей-либо вине раб потерял жизнь, то виновный должен был заплатить цену раба или отдать своего раба.

      Рис. 4. Из законов царя Хаммурапи

      В Вавилоне было распространено долговое рабство. Богатые люди давали в долг беднякам зерно с тем условием, что через определенное время долг должен быть возвращен с излишком. Некоторые люди наживались на том, что давали имущество «в рост». Их называли ростовщиками. Порою приходил срок возврата долгов, а платить бедняку было нечем. Тогда приходилось должнику отдавать богачу своих детей или жену в счет уплаты долга. По законам Хаммурапи, «работать на хозяина они должны лишь три года, а потом их следует отпустить на свободу». Так царь Хаммурапи защищал своих подданных от обращения в рабство.

      Список литературы

    • Вигасин А. А., Годер Г. И., Свенцицкая И. С. История Древнего мира. 5 класс. — М.: Просвещение, 2006.
    • Немировский А. И. Книга для чтения по истории Древнего мира. — М.: Просвещение, 1991.
    • Дополнительные рекомендованные ссылки на ресурсы сети Интернет

      Домашнее задание

      1. Когда Вавилон становится самым могущественным городом Двуречья?
      2. Почему в законах Хаммурапи применялись жестокие меры наказания?
      3. Можно ли назвать законы Хаммурапи справедливыми?
      4. Распространялись ли законы Хаммурапи на рабов?

      Если вы нашли ошибку или неработающую ссылку, пожалуйста, сообщите нам – сделайте свой вклад в развитие проекта.

      Законы Хаммурапи

      Это произведение находится также в общественном достоянии в США, поскольку оно было опубликовано до 1 января 1923 года.

      Введение в сборник. «Когда великий Ану [1] , царь ануннаков [2] , [и] [3] Энлиль [4] , владыка небес и земли, определяющий судьбы земли, вручили Мардуку [5] , перво[родно]му сыну Эа [6] , господство над всеми [19] людьми и возвеличили его среди игигов [7] , [когда] они назвали Вавилон его великим именем, сделали его могущественным среди стран вселенной и основали [в] нем вечное царство, основы которого прочны подобно небесам и земле, тогда Ану и Энлиль призвали меня [8] , Хаммураби, славного, богобоязненного князя, для водворения в стране справедливости и истребления безза­конных и злых, чтобы сильный не притеснял слабого, так чтобы я, подобно Шамашу [9] , восходил над черноголовыми [10] и освещал страну, для благосостояния народа.

      Я, Хаммураби — пастырь, избранный Энлилем, изливший богатство и изобилие, снабдивший всем Ниппур, связь небес и земли, славный покровитель Э-Кур [11] , могучий царь, восста­новивший Эриду, очистивший Э-Апсу, покоритель четырех стран вселенной, возвеличивший имя Вавилона, возрадовавший сердце Мардука, своего владыки, [все] свои дни ходивший [на покло­нение] в Э-Саггиль, царственный отпрыск, созданный Сином [12] , обогативший Ур, смиренный богомолец [13] , снабжающий изоби­лием Кишширгал.

      Мудрый царь, послушный слуга Шамаша, сильный, укрепив­ший основание Сиппара, одевший зеленью могилы Айи, возвели­чивший Баббар подобно небесному жилищу, воитель, помило­вавший Ларсу [14] , возобновивший Баббар для Шамаша, своего по­мощника, владыка, давший жизнь Эреху [15] , в изобилии снабдив­ший водой его жителей, возвысивший Э-Анна, изливший [20] богатство на Ану и Иннанну, защитник страны, собравший воедино рассеянных жителей Исина [16] , изливший богатство на Э-Галмах.

      Полновластный царь царей, брат бога Замамы [17] , укрепивший жилища города Киш, окруживший блеском Э-Метегуту, сделавший прочными великие святилища Иннанны, заботящийся об Э-Харсагкалам, твердыне против врагов [18] , тот, чьи желания исполнил Нергал [19] , его соучастник, укрепивший город Кута, снабдивший всем Э-Мишлам, сильный телец, ниспровергающий врагов, любимец Туту [20] , возвеселивший Борсиппу, высокий, непрестанно пекущийся о Э-Зида.

      Божественный царь царей, мудрый, расширивший дильбатский [21] земельный участок, в изобилии собравший хлеб для Ураш; могучий владыка, которому по праву принадлежат скипетр и корона, которыми снабдила его мудрая богиня Мама [22] , установив­ший границы Кеш, в изобилии доставивший чистые яства для Нинту [23] , несравненно мудрый, устроивший пастбище и водопой для Лагаш и Гирсу [24] , держащий в руках большие жертвенные дары для храма Нинну, схвативший врагов, любимец высокой [25] , [21] исполнивший изречения халлабского оракула [26] , возвеселивший сердце Иштар.

      Непорочный князь, молитву которого принимает Рамман [27] , успокоивший сердце воителя Раммана в Каркара, приведший в надлежащий порядок все в Э-Угалгал, царь, даровавший жизнь городу Адаб, покровитель Э-Мах [28] .

      Владыка царей, неодолимый воитель, даровавший жизнь го­роду Масканшабрим, изливший богатство на Э-Мишлам [29] , мудрый правитель, приводящий в исполнение всякий план, за­щитивший жителей Малгум [30] во время бедствия, утвердивший их жилища в богатстве, назначивший чистые жертвы для Эа и Дамгалнунны, возвеличивших его царство.

      Царь царей, покоривший местности по Евфрату силой Дагона [31] , своего создателя, помиловавший жителей Мера и Тутул, вер­ховный князь, вызвавший сияние на лице Иннанны, установивший роскошные яства для Ниназу [32] , помогший своим подданным во время бедствия, поставивший их собственность в безопасность в Вавилоне, пастырь народа, дела которого приятны Иштар, водворивший Иштар в храме Улмаш [33] в Агаде, заставивший воссиять справедливость, правосудно руководящий народом, возвративший в город Ассур [34] его милостивого бога-хранителя, истре­бивший…, царь, давший воссиять в Э-Мишмиш [35] имени Иннанны.

      Я — высокий, молящийся великим богам, потомок Сумулаилу, могучий наследник Синмубаллита, вечный царственный отпрыск, могущественный царь, солнце Вавилона, ниспосылающее свет на страну Шумер и Аккад [36] , царь, покоривший четыре страны вселенной, любимец Иннанны. Когда Мардук призвал меня управлять народом и доставлять стране благополучие, я даровал право и законы на языке страны, создав этим благосо­стояние народа. В это самое время [я дал следующие законы]. [22]

      Статьи законодательства. 1. Если [37] кто-нибудь [38] , обвинив [39] другого и бросив на него подозрение в убийстве [40] , не докажет [41] этого, то того, кто его обвинил, должно предать смерти.

      2. Если кто-нибудь, бросив на другого подозрение в чаро­действе [42] , не докажет этого, то тот, на кого брошено подозрение в чародействе, должен пойти к реке [43] и опуститься в реку. Если река овладеет им, то тот, кто его обвинил, получает его дом, а если река объявит этого человека невинным, и он останется невредим, то того, кто бросил на него подозрение в чародействе, должно предать смерти, а опускавшийся в реку получает дом своего обвинителя [44] .

      3. Если кто-нибудь, выступив в судебном деле [45] с сви­детельством [46] о преступлении, не докажет сказанных им слов, то, если это — судебное дело о жизни, этого человека должно предать смерти.

      4. Если же он выступит с свидетельством в судебном деле о хлебе или деньгах, то он должен принять на себя наказание [47] , определенное в этом судебном деле. [23]

      5. Если судья вынесет приговор, постановит решение, изготовит документ [48] , а потом изменит свой приговор, то, по изобличении его в изменении приговора, этот судья должен уплатить в двенадцатикратном размере иск [49] , предъявлен­ный в этом судебном деле, а также должен быть публично [50] свергнут со своего судейского стула и никогда вновь не садиться с судьями для суда.

      6. Если кто-нибудь украдет храмовое [51] или дворцовое [52] имущество, то его должно предать смерти; смерти должен быть предан и тот, кто примет из его рук украденное.

      7. Если кто-нибудь купит или возьмет на хранение серебро или золото, или раба, или рабыню, или вола, или овцу, или осла или что бы то ни было [53] из руки сына свободного [54] или из руки чьего-нибудь раба без свидетелей и контракта [55] , то этого че­ловека, как вора, должно предать смерти.

      8. Если кто-нибудь украдет вола, или овцу, или осла, или свинью или судно, то, если это принадлежит храму или дворцу, он обязан возместить это в трехкратном размере, а если это принадлежит вольноотпущеннику [56] , он должен отдать в десятикратном размере; если ж вору нечем отдать, то его должно предать смерти.

      9. Если кто-нибудь, у кого пропало что-нибудь из его соб­ственности, найдет свою пропавшую вещь в руках другого, и как тот, у кого в руках найдется пропавшая вещь скажет: «мне продал ее продавец, я купил ее при свидетелях», так и хозяин пропавшей вещи скажет: «я представлю свидетелей, знающих мою пропавшую вещь», то покупатель должен привести продавца, продавшего вещь, и свидетелей, при ком он купил, также и хозяин пропавшей вещи должен представить свидетелей, знающих его пропавшую вещь. Судьи должны исследовать их дело, а свидетели, при которых отдана покупная плата, и сви­детели, знающие потерянную вещь, должны рассказать перед богом [57] то, что они знают. Продавца, как вора, должно предать смерти, хозяин пропавшей вещи получает свою пропавшую [24] вещь обратно, а покупатель берет обратно уплаченные деньги из дома продавца.

      10. Если покупатель не приведет продавца, продавшего ему, и свидетелей, при которых он купил, тогда как хо­зяин пропавшей вещи представит свидетелей, знающих его пропавшую вещь, то покупателя, как вора, должно предать смерти, а хозяин пропавшей вещи получает свою пропавшую вещь обратно.

      11. Если хозяин пропавшей вещи не приведет свидетелей, знающих его пропавшую вещь, то его, как преступника, взвед­шего клевету, должно предать смерти.

      12. Если продавец умрет [58] , то покупатель получает в пятикратном размере иск, предъявленный в этом судеб­ном деле, из дома продавца.

      13. Если свидетелей этого человека нет вблизи, то судьи назначают ему срок в шесть месяцев. Если его свидетели не явятся в течение шести месяцев, то он, как вор, должен понести наказание, определенное в этом судебном деле.

      14. Если кто-нибудь украдет малолетнего сына другого, то его должно предать смерти.

      15. Если кто-нибудь выведет за ворота [59] дворцового раба или дворцовую рабыню, или раба вольноотпущенника или рабыню вольноотпущенника, то его должно предать смерти.

      16. Если кто-нибудь, укрыв в своем доме беглого раба, принадлежащего дворцу или вольноотпущеннику, не выдаст его на требование нагиру [60] , то этого домохозяина должно предать смерти.

      17. Если кто-нибудь, поймав в поле беглого раба или ра­быню, доставит его хозяину его, то хозяин должен уплатить ему 2 сикля серебра [61] .

      18. Если этот раб не назовет имени своего господина, то должно привести его во дворец и, по исследовании обстоятельств его дела [62] , возвратить его господину его.

      19. Если ж он удержит этого раба в своем доме, и потом [25] раб будет найден в его руках, то этого человека должно предать смерти.

      20. Если раб вырвется из руки того, кто его задержал, то этот человек должен поклясться перед богом [63] хозяину раба и быть свободным [от ответственности].

      21. Если кто-нибудь сделает пролом в доме, то его убивают и зарывают перед этим проломом.

      22. Если кто-нибудь совершит грабеж и будет пойман, то его должно предать смерти.

      23. Если грабитель не будет схвачен, то ограбленный должен точно указать перед богом все пропавшее у него, и местность и рабианум [64] , на земле или в округе которых произведен грабеж, должны возместить ему.

      24. Если [при этом загублена] жизнь, то местность и рабианум должны уплатить мину серебра его родственникам.

      25. Если в чьем-нибудь доме вспыхнет огонь, [и] кто-нибудь, пришедши тушить его, обратит свой взор на что-нибудь, из имущества домохозяина и присвоит себе что-нибудь из иму­щества домохозяина, то этого человека бросают в этот [же] огонь.

      26. Если реду [65] или баиру [66] , получив приказ выступить в царский поход [67] , не пойдет или, наняв наемника, выставит его своим заместителем, то этого реду или баиру должно предать смерти, а его заместитель получает его дом.

      27. Если реду или баиру попадет в плен во время царского поражения [68] , и после него его поле и сад будут отданы другому, который будет нести его ленную службу [69] , то если военно­пленный вернется и достигнет своей местности, должно отдать обратно ему его поле и сад, и он будет сам нести свою ленную службу.

      28. Если реду или баиру попадет в плен во время царского поражения, и его сын может нести ленную службу, то должно отдать ему поле и сад, и он будет нести ленную службу своего отца.

      29. Если сын его малолетен и не может нести ленную [26] службу своего отца, то должно отдать треть поля и сада его матери, и она вырастит его.

      30. Если реду или баиру вследствие своей ленной службы оставит свое поле, сад и дом и будет находиться вдалеке, и после него другой получит в пользование его поле, сад и дом и будет нести его ленную службу в течение трех лет, то если он вернется и потребует свое поле, сад и дом, не должно отдавать их ему, и ими будет владеть тот, кто взял их в пользование и нес его ленную службу.

      31. Если ж он будет отсутствовать только год и вернется, то должно отдать ему его поле, сад и дом, и он будет сам нести свою ленную службу.

      32. Если реду или баиру, попав в плен во время царского похода, будет выкуплен купцом [70] и доставлен в свою мест­ность, то если в его доме есть средства для выкупа, он выку­пает себя сам, если в его доме нет средств для выкупа, он получает свободу за счет храма своей местности, а если у храма его местности нет средств для выкупа, его освобождает дво­рец. Его поле, сад и дом не должно употреблять на его выкуп.

      33. Если деку [71] или лубутту [72] получит… или во время царского похода примет наемника в качестве заместителя, то, по изобличении его, этого деку или лубутту должно предать смерти.

      34. Если деку или лубутту присвоит собственность реду, причинит, для собственной пользы, вред реду, отдаст реду в наем, предаст реду на суде более сильному или возьмет себе подарок, пожалованный реду царем, то этого деку или лубутту должно предать смерти.

      35. Если кто-нибудь купит у реду волов или овец, пожа­лованных реду царем, то он теряет свои деньги.

      36. Поле, сад и дом реду, баиру или [другого] ленника [73] не могут быть продаваемы за деньги.

      37. Если кто-нибудь купит поле, сад или дом реду, баиру или [другого] ленника, то его документ [74] должно разбить, и он теряет свои деньги, [а] поле, сад и дом возвращаются их [преж­нему] хозяину.

      38. Реду, баиру или [другой] ленник не может отписывать [27] из своих поля, сада или дома, связанных с его ленной служ­бой, своей жене или дочери, а также отдавать за свой долг.

      39. Из поля, сада или дома, приобретенных им через по­купку, он может отписывать своей жене или дочери, а также отдавать за свой долг.

      40. Божьей жене [75] , [царскому] купцу [76] или другому леннику [77] он может продать свое поле, сад или дом за деньги. Покупа­тель [в таком случае] должен отправлять ленную службу, связанную с купленными им полем, садом и домом.

      41. Если кто-нибудь обменяет поле, сад или дом реду, баиру или [другого] ленника [на свои] и сделает приплату, то реду, баиру или [другой] ленник может вернуться к своему полю, саду или дому и удерживает за собой сделанную ему приплату.

      42. Если кто-нибудь, взявши поле для обработки, не вырастит на нем хлеба, то по изобличении его в этом, он должен отдать хозяину поля хлеб, сообразно с приростом у соседа.

      43. Если он, не обработавши поля, оставит его под паром, то должен отдать хозяину поля хлеб, сообразно с приростом у соседа, и поле, оставленное им под паром, должен вспа­хать (?) [78] , взборонить (?) [79] и вернуть хозяину поля.

      44. Если кто-нибудь возьмет на три года пустующее поле для обработки, но, по лености [80] , не возделает поля, то на четвер­тый год он должен вспахать, вскопать (?) [81] и взборонить поле и вернуть его хозяину поля, а также отмерить ему десять кур [82] хлеба за каждые десять ган [83] .

      45. Если кто-нибудь отдаст свое поле земледельцу [84] за [28] плату [85] , получая [определенную] плату за свое поле, [а] потом Рамман затопит поле или наводнение унесет жатву, то убыток падает на земледельца.

      46. Если он не получает [определенной] платы, отдавая поле из-полу или из третьей доли, то находящийся на поле хлеб землевладелец и хозяин поля должны делить сообразно отно­шению [86] [их частей].

      47. Если земледелец, не получив в первый год пользы, передаст обработку поля другому, то хозяин поля не может противиться этому, [ибо] по окончании обработки поля он полу­чает хлеб сообразно с договором.

      48. Если кто-нибудь будет иметь на себе процентный долг [87] , [а] Рамман затопит его поле, или наводнение унесет жатву, или вследствие засухи в поле не вырастет хлеба, то он не обязан возвращать в этом году хлеб заимодавцу и смывает свой до­кумент [88] ; он не обязан отдавать и проценты за этот год.

      49. Если кто-нибудь, взявши взаймы деньги у купца, отдаст купцу годное для обработки хлебное или сезамное поле, говоря ему: «возделавши поле, собери хлеб или сезам и возьми его себе», то если [купец-]земледелец вырастит на поле хлеб или сезам, выросший на поле хлеб и сезам должен во время жатвы взять хозяин поля и отдать купцу хлеб за деньги, взятые им у купца, с процентами [89] на них, и за издержки [90] купца по обработке.

      50. Если он отдаст [уже] возделанное хлебное или сезамное поле, то хозяин поля, взявши находящийся на поле хлеб или сезам, должен вернуть купцу деньги с процентами на них.

      51. Если у него нет денег для уплаты, то он отдаст купцу [хлеб или] сезам в размере стоимости занятых им у купца денег с процентами на них по царскому тарифу.

      52. Если [купец-]земледелец не вырастит на поле хлеба или сезама, то это не делает его договора недействительным.

      53. Если кто-нибудь поленится укрепить свою плотину, и вследствие того, что плотина не была укреплена им, в его плотине произойдет прорыв, и водой будет затоплен полевой участок, то тот, в плотине которого произошел прорыв, должен возместить уничтоженный им хлеб. [29]

      54. Если он не в состоянии возместить хлеб, то продают его и его имущество за деньги, и [их] делят между собой хозяева полевых участков, хлеб которых затоплен водой.

      55. Если кто-нибудь, открыв свой водоем [91] для орошения, по небрежности, допустит, что водой будет затоплено соседнее поле, то он обязан отмерить хлеб сообразно с приростом у своего соседа.

      56. Если кто-нибудь выпустит воду, [и] водой будет затоплено обработанное поле его соседа, то он должен отмерить ему десять кур хлеба за каждый ган.

      57. Если пастух, не получивший дозволения хозяина поля пускать свой мелкий скот для пастьбы, без дозволения хозяина поля пустит мелкий скот на поле, то хозяин поля сжинает свое поле, [а] пастух, без дозволения хозяина поля пустивший мелкий скот на поле, должен, сверх того, отдать хозяину поля двадцать кур хлеба за каждый ган.

      58. Если после того, как мелкий скот покинет пастбище, [и] все стадо (?) [92] войдет в ворота, пастух пустит мелкий скот на поле, [и] мелкий скот будет пастись на поле, то пастух должен оставить за собой [93] поле, которое он сделал пастбищем, [и] во время жатвы отмерить хозяину поля шестьдесят кур хлеба за каждый ган.

      59. Если кто-нибудь срубит в чьем-нибудь саду дерево без дозволения хозяина сада, то он должен уплатить полмины серебра.

      60. Если кто-нибудь предоставит садоводу поле для разведения сада, [и] садовод разведет сад, ухаживая за ним в течение четырех лет, то на пятый год садовладелец и садовод делят между собой [94] поровну, [причем] садовладелец выбирает и берет свою часть [вперед].

      61. Если садовод не окончит разведение сада на поле, оста­вив часть невозделанной, то невозделанная часть входит в его долю.

      62. Если он не превратит данного ему поля в сад, то если [это —] обработанная земля, садовод обязан отмерить хозяину поля прирост за годы, в которые она находилась в [30] запущении, сообразно с [приростом у] соседа, а также возделать поле и возвратить его хозяину.

      63. Если [это —] пустующее поле, то он обязан возделать его и вернуть хозяину поля, а также отмерить в течение одного года десять кур хлеба за каждые десять ган.

      64. Если кто-нибудь предоставит сад в заведование садо­воду, то садовод, пока он заведует садом, отдает две трети садового дохода садовладельцу, а одну берет себе.

      65. Если садовод не будет ухаживать за садом и уменьшит доход, то садовод [должен отдать] садовой доход сообразно с доходом своего соседа.

      66 [95] . Если кто-нибудь займет деньги у купца, и, когда заимодавец потребует у него уплаты [долга], он, не имея ничего для уплаты, предложит купцу свой возделанный сад, говоря: «все финики, выросшие в саду, возьми за твои деньги», то купец не может соглашаться на это. Выросшие в саду финики должен взять садовладелец и уплатить купцу деньги с процентами на них согласно документу, а остальные финики, выросшие в саду, садовладелец должен взять себе.

      71. Если кто-нибудь отдаст хлеб, серебро или [другое] движимое имущество [в уплату] за связанный с ленной службой дом своего соседа, который он хочет купить, то он теряет все уплаченное им, и дом должно вернуть его хозяину. Если этот дом не связан с ленной службой, то он может купить и дать за него хлеб, серебро или [другое] движимое имущество.

      78. [Если квартиро]наниматель уплатит [домо]владельцу всю годовую наемную плату, но домовладелец заставит нани­мателя уйти до истечения срока, то домовладелец, [за принужде­ние] нанимателя [оставить] его дом до истечения срока, теряет деньги, уплаченные нанимателем…

      96. Если кто-нибудь, имея на себе долг хлебом или день­гами, не имеет хлеба или денег, [но] имеет [другое] движимое имущество, то он может расплатиться с заимодавцем перед свидетелями за весь свой долг всем, чтò бы ни было в его руках, и заимодавец должен, не отказываясь, принять это.

      100. [Если там, куда отправится, торговец наживет барыш], то он должен занести в книгу доход [96] на все деньги, [31] полученные им от купца, затем сосчитывают его дни, и он рассчитывается с купцом [97] .

      101. Если он не наживет барыша [там], куда направится, то торговец [98] должен отдать купцу взятые деньги в двойном размере.

      102. Если купец ссудит торговца деньгами для предприятия [99] , и этот потерпит убыток [там], куда отправится, то он дол­жен вернуть капитал купцу.

      103. Если на пути неприятель отнимет у него все бывшее при нем, то торговец должен поклясться перед богом и быть свободным [от ответственности].

      104. Если купец дает торговцу хлеб, шерсть, масло или другой товар для торговли, то торговец должен записать деньги и отдать купцу. Торговец должен получить расписку [100] на деньги, отданные купцу.

      105. Если торговец, будучи небрежен, не возьмет расписки на деньги, отданные купцу, то деньги, на которые не дано расписки, нельзя присчитывать [101] .

      106. Если торговец, взяв у купца деньги, станет отрицать это перед купцом, то, по изобличении его перед богом и свидетелями в получении денег, торговец должен вернуть купцу все взятое им в тройном размере.

      107. Если купец ссудит торговца, и хотя торговец вернет ему все, данное ему купцом, купец станет отрицать перед ним что [это] уже отдано ему торговцем, то, по изобличении купца торговцем перед богом и свидетелями, купец, за отрицание перед торговцем, обязан вернуть торговцу полученное им в шестикратном размере.

      108. Если корчемница [102] не станет принимать хлеб в уплату за напитки, а будет брать деньги по большому весу, и ценность напитков сделает ниже стоимости хлеба, то эту корчемницу, по изобличении ее, должно бросить в воду.

      109. Если в доме корчемницы соберутся преступники, и [32] она не задержит этих преступников и не выдаст дворцу, то эту корчемницу должно предать смерти.

      110. Если божья жена или божья сестра [103] , не живущая в уеди­нении [104] , откроет корчму или войдет в корчму для выпивки, то ее должно сжечь.

      111. Если корчемница отпустит в долг шестьдесят ка напитка pîḫim, то во время жатвы она должна получить пятьдесят ка хлеба.

      112. Если кто-нибудь, находясь на пути, передаст другому серебро, золото, драгоценные камни или [другое] движимое иму­щество с поручением доставить, как посылку, но этот чело­век не доставит того, что должен был доставить, туда, куда должен был доставить, а присвоит себе то, по изобличении его хозяином посылки в том, что посылка не доставлена им, этот человек должен вернуть хозяину посылки все вверенное ему в пятикратном размере.

      113. Если кто-нибудь, имея на другом долг хлебом или деньгами, без дозволения хозяина хлеба возьмет хлеб из житницы или кладовой, то, по изобличении этого человека во взя­тии им хлеба из житницы или кладовой без дозволения хозяина хлеба, он должен вернуть весь взятый им хлеб и потерять все, данное им взаймы.

      114. Если кто-нибудь, не имея на другом долга хлебом или деньгами, возьмет в залог принадлежащее ему лицо, то за каждое взятое лицо он обязан уплатить треть мины серебра.

      115. Если кто-нибудь, имея на другом долг хлебом или деньгами, возьмет его в залог за долг, и взятый в залог умрет в доме взявшего в залог естественной смертью [105] , то это судебное дело не [может по]вести к иску.

      116. Если взятый в залог умрет в доме взявшего в залог от побоев или дурного обращения, то, по изобличении хо­зяином взятого в залог его [заимодавца-]купца, если [взя­тый в залог —] сын свободного, должно предать смерти его сына, если он — раб, он должен уплатить треть мины серебра и по­терять все, данное им взаймы.

      117. Если кто-нибудь, имея на себе долг, продаст за деньги или отдаст в долговую кабалу свою жену, своего сына или свою дочь, то они должны служить в доме их покупателя или креди­тора [только] три года; на четвертый год должно отпустить их на свободу. [33]

      118. Если кто-нибудь отдаст в долговую кабалу раба или рабыню, [и] купец передаст [его или ее] дальше, то он [или она] не может быть требуем [или требуема] назад судебным по­рядком.

      119. Если кто-нибудь, имея на себе долг, продаст за деньги свою рабыню, родившую ему детей, то если деньги, данные взаймы купцом, хозяин рабыни вернет ему, его рабыня должна быть освобождена.

      120. Если кто-нибудь сложит свой хлеб на хранение в чьем-нибудь доме, и хлебная кладовая подвергнется взлому, или домохозяин, открыв кладовую, присвоит себе хлеб или станет отрицать, что хлеб сложен в его доме на хранение, то хозяин хлеба должен точно указать перед богом свой хлеб, [и] домохозяин обязан вернуть хозяину хлеба взятый им хлеб в двойном размере.

      121. Если кто-нибудь сложит свой хлеб в чьем-нибудь доме, то должен уплатить в год пять ка за каждый кур хлеба.

      122. Если кто-нибудь отдаст кому-нибудь на хранение свое серебро, золото или другую вещь, то он должен предъявить свидетелям все отдаваемое им, заключить договор, и [только тогда] отдать [вещь] на хранение.

      123. Если он отдаст [вещь] на хранение без свидетелей и договора, и [там], куда он отдал, станут отрицать это, то это судное дело не [может по]вести к иску.

      124. Если кто-нибудь отдаст кому-нибудь на хранение серебро, золото или другую вещь перед свидетелями, и тот станет отри­цать это, то, по изобличении им этого человека, он должен вернуть все, что он отрицал, в двойном размере.

      125. Если кто-нибудь отдаст на хранение что-нибудь из своего имущества, [и там], куда он отдал, вследствие взлома или кражи пропадет что-нибудь [из этого] вместе с иму­ществом домохозяина, то домохозяин, если он допустил про­пажу отданного ему на хранение, через свою небрежность, должен возместить хозяину имущества все, отданное ему на хранение, в полном размере. Домохозяин может разыскивать пропавшее у него и взыскивать [пропажу] с вора.

      126. Если кто-нибудь, у кого не пропало имущество, заявит, однако, будто у него пропало имущество, [или?] неправильно определит свою пропажу [106] , то за то, что, не лишившись иму­щества, он заявляет перед богом о своей [мнимой] пропаже, [34] он должен, к ущербу для себя, уплатить потребованное им в двойном размере.

      127. Если кто-нибудь, протянув палец [107] против божьей сестры или чьей-нибудь жены [108] , окажется неправым [109] , то этого человека должно повергнуть перед судьями и остричь ему волосы [110] .

      128. Если кто-нибудь, взяв себе жену, не заключит с ней договора [111] , то эта женщина — не жена ему.

      129. Если чья-нибудь жена будет захвачена лежащей с другим мужчиной, то должно, связавши, бросить их в воду. Если муж [112] пощадит жизнь своей жены, то и царь щадит жизнь своего раба.

      130. Если кто-нибудь обесчестит чью-нибудь жену [113] , не познавшую мужа [и] живущую в доме своего отца, и будет захва­чен лежащим с ней, то этого человека должно предать смерти, [а] эта женщина остается свободною [от ответственности].

      131. Если жена будет обвинена своим мужем, не быв захвачена лежащею с другим мужчиной, то, поклявшись перед богом, она возвращается в свой дом.

      132. Если против чьей-нибудь жены будет протянут палец другим мужчиной, хотя она не была захвачена лежащей с дру­гим мужчиной, то ради своего мужа она должна опуститься в воду.

      133. Если кто-нибудь попадет в плен, и в его доме есть средства для пропитания, то его [жена] должна… Если эта женщина не будет оберегать своего имущества и войдет в дом другого, то эту женщину, по изобличении ее, должно бросить в воду.

      134. Если кто-нибудь попадет в плен, и в его доме нет средств для пропитания, и его жена войдет в дом другого, то эта женщина невиновна.

      135. Если кто-нибудь попадет в плен, и в его доме нет средств для пропитания, и его жена войдет в дом другого и родит детей, [а] потом ее муж вернется и достигнет своей [35] местности, то эта женщина должна вернуться к своему первому мужу [114] , [а] дети достаются их отцу.

      136. Если кто-нибудь покинет свою местность и убежит, и после его ухода его жена войдет в дом другого, то если этот человек, вернувшись, захочет взять свою жену, жена беглеца не обязана возвращаться к своему мужу, так как он пренебрег своей местностью и убежал.

      137. Если кто-нибудь решит отвергнуть наложницу [115] , ро­дившую ему детей, или жену, родившую ему детей, то он должен вернуть этой женщине ее приданое [116] и дать ей часть поля, сада и [другого] имущества, чтобы она могла вырастить своих детей. Когда ее дети вырастут, должно выдать ей из всего данного ее детям часть, равную доле отдельного наследника [117] , [и] ее может взять замуж любимый ею человек [118] .

      138. Если кто-нибудь решит отвергнуть свою жену, не ро­дившую ему детей, то он должен отдать ей всю ее выкупную плату [119] и вернуть ей приданое, принесенное ею из дома своего отца, и может отвергнуть ее.

      139. Если выкупной платы не было, то он должен дать ей в качестве разводной платы [120] мину серебра.

      140. Если он вольноотпущенник, то должен дать ей треть мины серебра.

      141. Если чья-нибудь жена, живя в доме своего мужа, возна­мерится оставить его, станет поступать безрассудно [121] , разорять свой дом [и] пренебрегать своим мужем, то если, по изобли­чении ее, муж ее выскажется за отвержение ее, он может отверг­нуть ее [и] не обязан давать ей в ее путь ничего в качестве ее разводной платы. Если ее муж не выскажется за отвержение ее, то муж ее может жениться на другой, [а] эта женщина должна остаться, в доме своего мужа, как рабыня.

      142. Если жена, почувствовав ненависть [122] к своему мужу, скажет ему: «не касайся меня», то должно исследовать обстоятельства ее дела вследствие [возможного] с ее стороны [123] порока. [36] [Если окажется, что] она целомудренна и беспорочна, между тем как ее муж [сам] нарушает супружескую верность и очень пренебрегает ею, то эта женщина невиновна [и] может, взявши свое приданое, вернуться в дом своего отца.

      143. Если [окажется, что] она распутна, нарушает супру­жескую верность [124] , разоряет свой дом, пренебрегает своим мужем, то эту женщину должно бросить в воду.

      144. Если кто-нибудь возьмет себе жену, эта жена даст своему мужу рабыню, которая родит детей, [и] этот человек вознамерится взять себе наложницу, то этого не должно позво­лять ему, он не может взять наложницу.

      145. Если кто-нибудь возьмет себе жену, она не родит ему детей, [и] он вознамерится взять себе наложницу, то этот человек может взять себе наложницу [и] ввести ее в свой дом; эта наложница не может ставить себя наравне с женой.

      146. Если кто-нибудь возьмет себе жену, она даст своему мужу рабыню, потом, родив детей, эта рабыня станет ставить себя наравне с своей госпожой, то, так как она родила детей, ее госпожа не может продать ее за деньги, [но] может наложить на нее знак рабства [125] и причислить к рабыням.

      147. Если она не родила детей, то ее госпожа может продать ее за деньги.

      148. Если кто-нибудь возьмет себе жену, ее постигнет болезнь [126] , [и] он вознамерится взять себе другую, то он может взять, [но] не должен отвергать свою больную жену; она может жить в его доме, и он должен содержать ее, пока она жива.

      149. Если эта женщина не пожелает жить в доме своего мужа, то он должен вернуть ей все приданое, принесенное ею из дома своего отца, [и] она может уйти.

      150. Если кто-нибудь подарит своей жене поле, сад, дом или движимое имущество [127] и выдаст ей документ [128] , то, по смерти ее мужа, ее дети не могут требовать от нее ничего из этого; мать может отдать [это] своему наиболее любимому сыну, но не должна отдавать брату.

      151. Если женщина, живя в доме своего мужа, договором обяжет своего мужа, чтобы кредиторы ее мужа не подвергали ее задержанию, и заставит его выдать ей документ относительно этого, то, если этот человек имел на себе долг до взятия [37] замуж этой женщины, его кредиторы не могут подвергать его жену задержанию. Если также эта женщина имела на себе долг до своего вступления в дом мужа, ее кредиторы не могут за­держать ее мужа.

      152. Если у них образуется долг по вступлении в дом мужа, то они совместно отвечают перед кредитором.

      153. Если чья-нибудь жена умертвит своего мужа из-за другого мужчины, то ее должно посадить на кол [129] .

      154. Если кто-нибудь познает свою дочь, то этого человека должно изгнать из местности.

      155. Если кто-нибудь сосватает невесту своему сыну, его сын познает ее, а потом он [сам] будет захвачен лежащим с нею, то должно, связавши, бросить его в воду.

      156. Если кто-нибудь сосватает невесту своему сыну, а потом, прежде чем его сын познает ее, он [сам] ляжет с нею, то он должен уплатить ей полмины серебра и вернуть ей все принесенное ею из дома своего отца, [и] ее может взять замуж любимый ею человек.

      157. Если кто-нибудь по смерти своего отца ляжет с своею матерью, то должно сжечь их обоих.

      158. Если кто-нибудь по смерти своего отца ляжет с своею мачехой [130] , родившей детей, то этого человека должно изгнать из дома.

      159. Если кто-нибудь, принесши подарки [131] в дом своего тестя [и] отдавши выкупную плату, обратит свой взор на другую женщину [и] скажет своему тестю: «я не возьму замуж твоей дочери», то отец девушки может удержать за собою все при­несенное ему.

      160. Если кто-нибудь принесет в дом своего тестя подарки и отдаст выкупную плату, [а потом] отец девушки скажет: «я не выдам за тебя своей дочери», то он должен вернуть в двойном размере все принесенное ему.

      161. Если кто-нибудь принесет в дом своего тестя подарки [и] отдаст выкупную плату, [а потом] его друг оклевещет его, и тесть скажет ему: «ты не получишь моей дочери», то он должен вернуть все принесенное ему в двойном размере, и его жена не может выйти замуж за его друга.

      162. Если кто-нибудь возьмет себе жену, [и] эта женщина [38] умрет, родивши ему детей, то ее отец не может требовать ничего из ее приданого — оно принадлежит ее детям.

      163. Если кто-нибудь возьмет себе жену, [и] эта женщина умрет, не родивши ему детей, то, если его тесть вернет ему вы­купную плату, принесенную этим человеком в дом своего тестя, ее муж не может требовать ничего из приданого этой женщины — оно принадлежит дому ее отца.

      164. Если тесть не вернет ему выкупной платы, то он дол­жен, вычтя из ее приданого всю выкупную плату, вернуть ее приданое в дом ее отца.

      165. Если кто-нибудь подарит своему сыну [132] , первому в его глазах [133] , поле, сад или дом и выдаст ему документ, то, по смерти отца, когда братья станут делиться, они должны выдать ему подарок, данный ему отцом, и, сверх того, разделить между собой отцовское имущество поровну.

      166. Если кто-нибудь, взявши жен для своих сыновей, для своего младшего сына не возьмет жены, то, по смерти отца, когда братья станут делить имущество отцовского дома, они должны выдать младшему брату, не взявшему жены, сверх его доли, деньги на выкупную плату и взять [ему жену].

      167. Если кто-нибудь возьмет себе жену, эта женщина умрет, родивши ему детей, по смерти ее он возьмет себе другую жен­щину, она также родит детей, то, по смерти отца, дети не должны делиться по матерям, они должны взять приданое своих матерей и разделить имущество отцовского дома поровну.

      168. Если кто-нибудь, вознамерившись отвергнуть своего сына, скажет судьям: «я отвергаю моего сына», то, по расследовании дела судьями, если сын не совершит важного проступка, достаточного для отвержения его, отец не может отвергнуть его.

      169. Если он совершил по отношению к отцу важный про­ступок, достаточный для отвержения его, то они [134] должны на первый раз простить его; если ж он совершил важный про­ступок во второй раз, то отец может отвергнуть своего сына.

      170. Если кому-нибудь его жена родит детей, и его рабыня также родит детей, [и] отец при своей жизни скажет детям, рожденным ему рабыней: «мои дети» [и] приравняет их к детям своей жены, то, по смерти отца, дети жены и дети рабыни должны делить между собой имущество отцовского дома поровну, [39] [причем] дети жены при разделе выбирают и берут [свою часть вперед].

      171. Если отец при своей жизни не скажет детям, рожден­ным ему рабыней: «мои дети», то, по смерти отца, дети рабыни не могут делить с детьми жены имущество отцовского дома. Рабыня и ее дети должны быть отпущены на свободу, и дети жены не могут предъявлять к детям рабыни притязание на рабство. Жена должна получить свое приданое и подарок [135] , данный ей ее мужем и удостоверенный посредством документа, жить в доме своего мужа и пользоваться [всем этим], пока жива, [но] не может продавать это, ее наследство принадлежит детям.

      172. Если ее муж не дал ей подарка, то должно вернуть ей все ее приданое, и она получает из домашнего имущества [136] своего мужа часть, равную доле отдельного наследника. Если ее дети станут выгонять ее из дома ее мужа, то, по исследовании обстоятельств их дела, судьи должны наказать детей, [а] эта женщина не обязана оставлять дом своего мужа. Если эта жен­щина вознамерится оставить его, то она должна оставить своим детям подарок, данный ей ее мужем, [а] себе взять приданое своего отцовского дома, и ее может взять замуж любимый ею человек.

      173. Если [там], куда эта женщина выйдет [замуж], она родит детей своему второму мужу, то, по смерти ее, ее приданое должны разделить между собой дети от первого и второго браков.

      174. Если она не родит детей своему второму мужу, то ее приданое получают дети от ее первого мужа.

      175. Если дворцовый раб или раб вольноотпущенника же­нится на дочери свободного, она, по взятии им ее замуж, войдет в дом дворцового раба или раба вольноотпущенника с при­даным из дома своего отца, [и] они, поселившись вместе, по­строят дом и приобретут имущество, то, по смерти дворцового раба или раба вольноотпущенника, дочь свободного получает свое приданое, а все приобретенное ими от начала их совместной жизни должно разделить на две части, половину должен взять господин раба, другую — дочь свободного для своих детей. Если у дочери свободного не было приданого, то все, приобретенное ими от начала их совместной жизни, должно разделить на две части, половину получает господин раба, другую — дочь свобод­ного для своих детей.

      177. Если вдова, имеющая малолетних детей, вознамерится [40] войти в дом другого, то она, не может войти без дозволения судей. Когда она входит в дом другого, судьи, проверивши наследство ее первого мужа, передают дом ее первого мужа в заведование ее второму мужу и этой женщине и берут с них документ. Они должны заведовать домом, воспитывать мало­летних детей, не могут продавать ничего из домашнего иму­щества. Покупатель, купивший домашнее имущество детей вдовы, теряет свои деньги, имущество должно вернуть его владель­цам.

      178. Если божьей сестре, божьей жене или блуднице [137] ее отец даст приданое и напишет документ, [но] не напишет в написанном документе, что она может отдать свое наследство [138] , куда захочет, не предоставит ей свободного [139] распоряжения, то, по смерти отца, ее братья получают ее поле и сад и должны давать ей, сообразно с размером ее доли, хлеб, масло и шерсть, и [этим] продовольствовать ее. Если ее братья не станут давать ей, сообразно с размером ее доли, хлеб, масло и шерсть, и [этим] продовольствовать ее, она может передать свое поле и сад подходящему для нее земледельцу, [чтобы] он содержал ее. Она пользуется садом и всем, данным ей ее отцом, пока жива, [но] не может ни продавать за деньги, ни отдавать другому в уплату [долга], ее наследство принадлежит ее братьям.

      179. Если божьей сестре, божьей жене или блуднице ее отец даст приданое и напишет в написанном документе, что она может отдать свое наследство, куда захочет, предоста­вит ей свободное распоряжение, то, по смерти отца, она может отдать свое наследство, куда захочет, ее братья не могут предъ­являть никаких требований.

      180. Если отец не даст своей дочери — живущей в уедине­нии божьей жене или блуднице приданого, то, по смерти отца, она получает из имущества отцовского дома часть, равную доле отдельного наследника, и пользуется ею, пока жива; ее наследство принадлежит ее братьям.

      181. Если отец, посвящая [дочь] богу в качестве божьей жены, храмовой блудницы [140] или храмовой девы [141] , не даст ей приданого, то, по смерти отца, она получает из имущества [41] отцовского дома треть наследственной доли и пользуется ею, пока жива; ее наследство принадлежит ее братьям.

      182. Если отец не даст приданого своей дочери — божьей жене Мардука вавилонского, не напишет документа, то, по смерти отца, при разделе с своими братьями, она получает из имущества отцовского дома треть наследственной доли [и] не должна нести ленной службы [за это]; свое наследство жена Мардука может отдать, куда захочет.

      183. Если отец, отдавая замуж свою дочь от наложницы, даст ей приданое и напишет ей документ, то, по смерти отца, она не имеет доли в имуществе отцовского дома.

      184. Если отец не даст приданого своей дочери от налож­ницы и не выдаст ее замуж, то, по смерти отца, ее братья должны снабдить ее приданым, сообразно с имуществом от­цовского дома, и выдать ее замуж.

      185. Если кто-нибудь усыновит [142] ребенка [143] и вырастит его, то этот приемыш не может быть потребован обратно.

      186. Если кто-нибудь усыновит ребенка и, по принятии его им, он нанесет обиду [144] своему [приемному] отцу или матери, то этот приемыш отсылается обратно в дом его [естественного] отца.

      187. Сын придворного [145] , служащего во дворце, и сын блудницы не может быть потребован обратно.

      188. Если ремесленник, усыновив ребенка, научит его своему ремеслу, то он не может быть потребован обратно.

      189. Если он не научит его своему ремеслу, то этот приемыш может вернуться в дом своего [естественного] отца.

      190. Если кто-нибудь, усыновив ребенка, не приравняет его к своим детям, то этот приемыш может вернуться в дом своего [естественного] отца.

      191. Если кто-нибудь усыновит ребенка и вырастит его, а потом, создавши свою семью и получивши детей, вознамерится отвергнуть приемыша, то этот не должен уйти с пустыми руками; приемный отец должен выдать ему из своего движимого иму­щества треть наследственной доли; из поля, сада и дома он не обязан давать ему ничего.

      192. Если сын придворного служащего или блудницы [42] скажет своему приемному отцу или матери: «ты — не отец мне» или: «ты — не мать мне», то ему должно отрезать язык.

      193. Если сын придворного служащего или сын блудницы, узнав о доме своего [естественного] отца, почувствует неприязнь к своему приемному отцу или матери и уйдет в дом своего отца, то ему должно вырвать глаз.

      194. Если кто-нибудь отдаст ребенка кормилице, этот ре­бенок умрет на руках кормилицы, [и] кормилица тайно от его отца или его матери подменит его другим ребенком, то, по изобличении ее, за то, что она тайно от его отца или его матери подменила его другим ребенком, должно отрезать ей грудь.

      195. Если сын ударит своего отца, то ему должно отрезать руки.

      196. Если кто-нибудь повредит глаз у свободного, то должно повредить глаз ему [самому].

      197. Если он сломает кость у свободного, то должно сломать кость ему.

      198. Если он повредит глаз у вольноотпущенника, или сломает кость у вольноотпущенника, то должен уплатить мину серебра.

      199. Если он повредит глаз у чьего-нибудь раба или сло­мает кость у чьего-нибудь раба, то должен уплатить половину его стоимости.

      200. Если кто-нибудь выбьет зуб у лица одинакового поло­жения, то должно выбить зуб ему самому.

      201. Если он выбьет зуб у вольноотпущенника, то обязан уплатить треть мины серебра.

      202. Если кто-нибудь ударит по щеке лицо высшего поло­жения, то должно публично ударить его шестьдесят раз плетью из воловьей кожи.

      203. Если свободный ударит по щеке свободного одинакового положения, то обязан уплатить мину серебра.

      204. Если вольноотпущенник ударит по щеке вольноотпу­щенника, то обязан уплатить десять сиклей серебра.

      205. Если чей-либо раб ударит по щеке свободного, то должно отрезать ему ухо.

      206. Если кто-нибудь, ударив другого в драке, причинит ему повреждение, то должен поклясться: «я ударил его неумы­шленно» и уплатить врачу.

      207. Если [потерпевший] умрет от побоев, то он должен поклясться и, если [потерпевший —] свободный, уплатить полмины серебра. [43]

      208. Если [потерпевший —] сын вольноотпущенника, то он должен уплатить треть мины серебра.

      209. Если кто-нибудь, ударив свободную, причинит вы­кидыш ее плода [146] , то должен уплатить за ее плод десять сиклей серебра.

      210. Если эта женщина умрет, то должно предать смерти его дочь.

      211. Если он причинит побоями дочери вольноотпущенника выкидыш ее плода, то должен уплатить пять сиклей серебра.

      212. Если эта женщина умрет, то он должен уплатить полмины серебра.

      213. Если он, ударив чью-нибудь рабыню, причинит выкидыш ее плода, то должен уплатить два сикля серебра.

      214. Если эта рабыня умрет, то он должен уплатить треть мины серебра.

      215. Если врач, делая кому-нибудь тяжелый надрез [147] бронзовым ножом [148] , излечит [этого] человека, или, снимая с чьего-нибудь глаза бельмо [149] бронзовым ножом, вылечит глаз [этого] человека, то он получает десять сиклей серебра.

      216. Если [больной —] вольноотпущенник, то он получает пять сиклей серебра.

      217. Если [больной —] чей-нибудь раб, то господин раба платит врачу два сикля серебра.

      218. Если врач, делая кому-нибудь тяжелый надрез бронзо­вым ножом, причинит смерть [этому] человеку или, снимая с чьего-нибудь глаза бельмо бронзовым ножом, повредит глаз [этого] человека, то ему должно отсечь руки.

      219. Если врач, делая тяжелый надрез бронзовым ножом рабу вольноотпущенника, причинит ему смерть, то он должен отдать раба за раба.

      220. Если он, снимая бронзовым ножом бельмо с его глаза, повредит его глаз, то должен уплатить деньгами поло­вину его стоимости.

      221. Если врач вправит сломанную кость или вылечит больные внутренности [150] , то больной должен уплатить врачу пять сиклей серебра.

      222. Если [больной —] вольноотпущенник, то платит три сикля серебра. [44]

      223. Если [больной —] раб, то господин раба платит врачу два сикля серебра.

      224. Если лекарь волов или овец, сделавши тяжелый надрез волу или овце, излечит [животное], то хозяин вола или овцы платит ему одну шестую сикля серебра.

      225. Если он, делая тяжелый надрез волу или овце, при­чинит смерть животному, то должен отдать хозяину вола или овцы четверть стоимости.

      226. Если клеймильщик [151] без дозволения господина раба наложит ему знак неотчуждаемого раба, то клеймильщику должно отсечь руки.

      227. Если кто-нибудь обманет клеймильщика, [и] он наложит знак неотчужденного раба, то этого человека должно предать смерти и зарыть в его доме; клеймильщик должен поклясться: «я наложил знак неумышленно» и быть свободным [от ответ­ственности].

      228. Если строитель построит кому-нибудь дом, то он [домохозяин] должен дать ему в вознаграждение два сикля серебра за каждый сар дома.

      229. Если строитель, строя кому-нибудь дом, сделает свою работу непрочно, так что построенный им дом обвалится и причинит смерть домохозяину, то строителя должно предать смерти.

      230. Если он причинит смерть сыну домохозяина, то должно предать смерти сына строителя.

      231. Если он причинит смерть рабу домохозяина, то должно отдать домохозяину раба за раба.

      232. Если он уничтожит имущество, то он обязан возместить все уничтоженное им, и за то, что построил дом непрочно, так что он обрушился, должен восстановить обвалившийся дом за свой счет [152]

      233. Если строитель, строя кому-нибудь дом, сделает свою работу непрочно, так что упадет стена, то он обязан возвести стену за свой счет.

      234. Если судостроитель построит кому-нибудь судно [вместимостью] в шестьдесят кур, то он [судохозяин] должен дать ему в вознаграждение два сикля серебра.

      235. Если судостроитель, строя кому-нибудь судно, сделает свою работу непрочно, так что судно станет течь [и] испортится в том же году, то судостроитель обязан, разломавши это судно, [45] сделать прочное за свой счет и отдать прочное судно судохозяину.

      236. Если кто-нибудь отдаст свое судно в наем судовщику, и судовщик, вследствие небрежности, потопит или [как-нибудь иначе] погубит судно, то судовщик обязан возместить судно судохозяину.

      237. Если кто-нибудь, нанявши судовщика и судно, нагрузит его хлебом, шерстью, маслом, финиками или другим товаром, и этот судовщик, вследствие небрежности, потопит судно и потеряет все находящееся в нем, то судовщик должен воз­местить потопленное им судно и все погибшее.

      238. Если судовщик, потопивши судно, [потом] поднимет его из воды, то он должен уплатить деньгами половину его стоимости.

      239. Если кто-нибудь наймет судовщика, то платит ему шесть ка хлеба в год.

      240. Если… судно, набежавши на… судно, потопит его, то хозяин потопленного судна должен точно указать перед богом все погибшее в его судне, и хозяин… судна, потопившего… судно, обязан возместить ему судно и все погибшее [153] .

      241. Если кто-нибудь возьмет в наем вола, то он дол­жен отдать треть мины серебра.

      242—243. Если кто-нибудь наймет [вола] на год, то он платит хозяину четыре гура хлеба за наем… вола, три гура хлеба за наем… вола [154] .

      244. Если кто-нибудь возьмет в наем вола [или] осла, и его умертвит в поле лев, то [убыток ложится] на его хозяина.

      245. Если кто-нибудь, взявши в наем вола, причинит ему смерть вследствие небрежности или побоями, то он должен хо­зяину вола отдать вола за вола.

      246. Если кто-нибудь, взявши в наем вола, сломает ему ногу или рассечет ему затылок, то он должен хозяину вола отдать вола за вола.

      247. Если кто-нибудь, взявши в наем вола, повредит ему глаз, то он должен уплатить хозяину вола деньгами половину его стоимости.

      248. Если кто-нибудь, взявши в наем вола, сломает ему рог, оторвет ему хвост или повредит ему ноздри, то он должен уплатить одну пятую его стоимости.

      249. Если кто-нибудь возьмет в наем вола, и его поразит бог, так что он падет, то взявший его в наем должен по­клясться перед богом и быть свободным [от ответственности]. [46]

      250. Если вол, идя по дороге, забодает кого-нибудь, так что он умрет, то это судебное дело не [может по]вести к иску.

      251. Если чей-нибудь вол бодлив, [и] ему [= хозяину] будет заявлено об его пороке, [именно,] что он бодлив, то, если он не притупит ему рогов [или?] не спутает своего вола, и этот вол забодает свободного, так что он умрет, — он обязан уплатить полмины серебра.

      252. Если [погибший от вола —] чей-нибудь раб, то он должен уплатить треть мины серебра.

      253. Если кто-нибудь наймет другого для заведования своим полем, выдаст ему…, вверит волов [и] договором обяжет его обрабатывать поле, то, если этот человек украдет [что-нибудь] из семян или корма, и это будет найдено в его руках, должно отсечь ему руку.

      254. Если он присвоит себе… и изнурит волов, то дол­жен возместить причиненный им ущерб.

      255. Если он, отдавши волов в наем или укравши семена, не вырастит [хлеба] на поле, то, по изобличении его, этот чело­век должен отмерить шестьдесят кур хлеба за каждые десять ган.

      256. Если он не в состоянии покрыть свой долг, то должно оставить его на этом поле при волах [155] .

      257. Если кто-нибудь наймет пахаря (?) [156] , то должен пла­тить ему восемь кур хлеба в год.

      258. Если кто-нибудь наймет погонщика волов [157] , то платит ему шесть кур хлеба в год.

      259. Если кто-нибудь украдет черпальное ведро (?) [158] с поля, то должен уплатить хозяину черпального ведра пять сиклей серебра.

      260. Если он украдет… или…, то обязан уплатить три сикля серебра [159] .

      261. Если кто-нибудь наймет пастуха пасти волов или мелкий скот, то платит ему восемь кур хлеба в год.

      262. Если кто-нибудь вола или овцу…

      263. Если он погубит данного ему [вола] или [овцу], то должен возместить хозяину [их] вола [волом], овцу [овцой]. [47]

      264. Если пастух, которому даны для пастьбы волы или мелкий скот, получит всю плату, на которую согласится, [но, несмотря на это], станет уменьшать число волов [или] мелкого скота или уменьшать прирост, то он должен отдать прирост и доход сообразно с своим договором.

      265. Если пастух, которому даны для пастьбы волы или мелкий скот, будучи нечестен (?), изменит [сделанный на жи­вотном] знак и продаст [его] за деньги, то, по изобличении его, он должен возместить украденных им волов или мелкий скот в десятикратном размере их хозяину.

      266. Если в загородке произойдет несчастье [160] , или лев умертвит [животное], то пастух должен поклясться перед богом в невиновности, и хозяин загородки не должен ставить ему в вину происшедшего в загородке ущерба.

      267. Если пастух, вследствие своей небрежности, допустит [случиться] ущербу [161] в загородке, то пастух обязан возместить причиненный им в загородке ущерб в волах или мелком скоте их хозяину.

      268. Если кто-нибудь возьмет в наем вола для молотьбы, то платит за него двадцать ка хлеба.

      269. Если он возьмет в наем осла для молотьбы, то платит за него десять ка хлеба.

      270. Если он возьмет в наем молодое животное для мо­лотьбы, то платит за него ка хлеба.

      271. Если кто-нибудь возьмет в наем волов, повозку и погонщика, то платит сто восемьдесят ка хлеба в день.

      272. Если кто-нибудь возьмет в наем только одну повозку, то платит сорок ка хлеба в день.

      273. Если кто-нибудь наймет работника, то платит ему от начала года до пятого месяца шесть ше серебра в день, с шестого месяца до конца года — пять ше серебра в день.

      274. Если кто-нибудь наймет ремесленника [162] , то платит… пять ше серебра, GAB.A — пять [ше] серебра, KAD — … [ше] серебра, каменотесу — … [ше] серебра, … [ше] серебра, кузнецу — … [ше] серебра, плотнику — четыре ше серебра, кожевнику … ше се­ребра, судостроителю … ше серебра, каменщику — … ше серебра в день.

      275. Если кто-нибудь возьмет в наем…, то платит за него три ше серебра в день. [48]

      276. Если кто-нибудь возьмет в наем… [судно], то платит за него два с половиной ше серебра в день.

      277. Если кто-нибудь возьмет в наем судно [вместимостью] в шестьдесят кур, то платит за него одну шестую [сикля] се­ребра в день.

      278. Если кто-нибудь купит раба [или] рабыню, [и] до про­шествия месяца его постигнет болезнь [163] , то покупатель может, вернув [раба или рабыню] своему продавцу, получить обратно уплаченные им деньги.

      279. Если кто-нибудь, купивши раба [или] рабыню, подверг­нется судебному иску, то иск падает на его продавца.

      280. Если кто-нибудь купит в чужой стране чьего-нибудь раба [или] рабыню, и, по возвращении его на родину, хозяин раба или рабыни признает своего раба или рабыню, то, если тот раб или рабыня — дети [родной] страны, должно вернуть их [хозяину их] без денежного вознаграждения.

      281. Если они — дети чужой страны, то покупщик должен указать перед богом уплаченные им деньги, [и] хозяин раба или рабыни может, отдав купцу уплаченные им деньги, полу­чить обратно своего раба или рабыню.

      282. Если раб скажет своему господину: «ты — не господин мне», то, по изобличении его им, как своего раба, его господин может отрезать ему ухо.

      Заключение сборника. [Вот постановления права [164] ], утвержденные Хаммураби, мудрым царем, для водворения истинного благополучия и хоро­шего управления в стране.

      Я, Хаммураби — несравненный царь. Я никогда не пренебре­гал черноголовыми, которых даровал мне Энлиль, и пасти которых поручил мне Мардук, никогда не был нерадив, отыскивал для них безопасные места [жительства], разрешал важные затруднения, проливал свет на них. При помощи могучего оружия, врученного мне Замамой и Иннанной, премудрости, дарованной мне Эа, разума, которым наделил меня Мардук, я истребил врагов вверху и внизу [165] , прекратил раздоры, да­ровал стране благоденствие, дал людям жить в безопасных местах, заботился о том, чтоб никто не тревожил их. Меня [49] призвали великие боги, я — благодетельный пастырь, жезл кото­рого прям, моя благая сень распростерта над моим городом, в моем лоне я держу жителей Шумера и Аккада, при помощи моего бога-покровителя [166] [и] его братьев я правил ими в мире, укрывал их своей мудростью.

      Для того чтобы сильный не обижал слабого, чтобы сироте и вдове оказывалась справедливость, я начертал в Вавилоне, го­роде, главу которого вознесли Ану и Энлиль, в Э-Саггиль, осно­вания которого прочны, как небо и земля, для водворения права в стране, для решения [тяжб] в стране, для оказания спра­ведливости притесненному, мои драгоценные слова на моем па­мятнике и поставил перед изображением меня, царя-законодателя [167] . Я — царь могучий среди царей, мои слова превосходны, моя мудрость бесподобна. По повелению Шамаша, великого судьи не­бес и земли, да воссияет мое право в стране, по слову Мардука, моего владыки, да не найдет мой памятник никого, кто бы удалил его. В храме Саггиль, который я люблю, вечно да поминается мое имя во благо. Угнетенный, вовлеченный в тяжбу, пусть придет к изображению меня, царя-законодателя, и за­ставит прочесть ему мою надпись [на] памятнике. Он услышит мои драгоценные слова, и мой памятник объяснит ему дело. Он найдет свое право, даст своему сердцу вздохнуть [свободно] и [скажет]: «Поистине, Хаммураби — владыка, который для своего народа как бы отец по плоти; он был покорен слову Мардука, своего владыки, и потому одержал для Мардука победу вверху и внизу, радовал сердце Мардука, своего владыки, доставил навсегда благоденствие народу, правил стра­ной справедливо». Пусть он громко произнесет это и от всего своего сердца помолится за меня перед Мардуком, моим влады­кой, [и] Зарпанитой [168] , моей владычицей, [и] бог-хранитель, боги-покровители [и] боги, входящие в Э-Саггиль, да одобряют ежедневно его помышления и желания перед Мардуком, моим владыкой, и Зарпанитой, моей владычицей.

      Впредь навсегда царь, который будет в стране, да соблю­дает слова законодательства, написанные на моем памятнике, да не изменяет он права страны, дарованного мной, решений, данных мной, да не удаляет он моего памятника. Если этот человек будет благоразумен и в состоянии править страной, то пусть он соблюдает слова, написанные мною на моем [50] памятнике. Этот памятник укажет ему способ управления, право страны, дарованное мной, решения, данные мной, и он будет справедливо править черноголовыми, судить их, давать им решения, истреблять в своей стране злодеев и преступников и создавать благоденствие своему народу. Я, Хаммураби — царь, законодатель, которому Шамаш даровал постановления права. Мои слова превосходны, мои дела бесподобны, они — возвышенны, великолепны (?) [169] , величественны (?) [170] они — пример для мудрого, чтобы достигнуть славы. Если этот человек будет соблюдать мои слова, написанные мной на моем памятнике, не отменит моего законодательства, не исказит моих слов, не изменит моих начертаний, то да удлинит ему Шамаш жезл, как мне, царю-законодателю, [чтобы] он правил правосудно.

      Если [же] этот человек не будет соблюдать мои слова, на­писанные мной на моем памятнике, не обратит внимания на мое проклятие, не побоится проклятия богов, отменит данное мной законодательство, исказит мои слова, изменит мои начертания, выскоблит мое имя [или] из страха перед этим проклятием побудит другого [сделать это], то — будет ли это царь, или вель­можа, или наместник, или простолюдин или [другое] лицо, каким бы именем оно ни называлось, — пусть великий Ану, отец богов, призвавший меня царствовать, лишит его царского ве­личия, сломает его жезл, проклянет его судьбу. Энлиль, вла­дыка, определяющий судьбы, повеление которого не отменимо, возвеличивающий мое царство, да поднимет против него в его доме неподавимые смуты, ведущие к его гибели, да назначит ему в качестве судьбы жалкое правление, немногие дни [жизни], годы дороговизны, беспросветную тьму, внезапную смерть, да провозгласит своим могучим словом погибель его города, рассеяние его народа, порабощение его царства, прекращение су­ществования его имени и памяти о нем в потомстве. Белит [171] , великая мать, слово которой веско в храме Кур, княгиня, ми­лостивая ходатаица за мои помыслы и желания, да обратит в дурную [для него] сторону его дело в месте суда и решения перед Энлилем, да вложит она в уста царя Энлиля опустошение его страны, погибель его народа, излияние его жизни подобно воде. Эа, великий князь, от которого исходят определения судьбы, мудрец [среди] богов, всеведущий, удлиняющий время моей жизни, да отнимет у него разум и мудрость, да введет его в [51] забывчивость, да заткнет его реки у истока, да не вырастит в его стране хлеба, жизни народа. Шамаш, великий судья небес и земли, управляющий живыми существами, владыка, моя надежда, да сокрушит его царство, да не даст ему судить, да направит его путь на заблуждение, да поколеблет основание его войска, да пошлет ему при его жертвенном гадании дурное предзнамено­вание уничтожения корней его царства и погибели его народа, да поразит его вскорости неблагоприятное [для него] слово Шамаша, да искоренит он его вверху из среды живущих, а внизу, в преисподней да даст его духу томиться по воде. Син, владыка небес, бог, создавший меня, блеск которого сияет среди богов, да отнимет у него корону и царский трон, да введет его в грех со строгой карой, не минующей его, да даст ему проводить дни, месяцы и годы своего царствования в воплях и вздохах, да сделает ему тяжелым бремя царского звания, да определит ему в качестве судьбы жизнь, борющуюся со смертью. Рамман, владыка изобилия, правитель небес и земли, мой помощник, да отнимет у него небесный дождь и полноводье у истока [рек], да погубит его страну дороговизной и голодом, да загремит гневно над его городом, да превратит его страну в разва­лины. Замама, сильный герой, первородный сын Э-Кур, высту­пающий по правую руку меня, да сломает в битве его оружие, да превратит для него день в ночь, да направит на него его врага. Иннанна, владычица битвы и борьбы, обнимающая мое оружие, моя милостивая богиня—защитница, любящая мое царствование, да проклянет в своем гневном сердце, в своей великой ярости его царство, да превратит его добрые дела в злые, да сломает его оружие в битве и борьбе, да пошлет ему смуты [и] восстания, да повергнет на землю его воинов, да напоит землю их кровью, да набросает трупы его воинов кучами на поле [битвы], да не помилует его войска, да предаст его самого в руку его врага, да отведет его в цепях в страну его врага. Нергал, сильный среди богов, непреодолимый воин, ниспосылающий мне победу, в своей великой мощи да сожжет его народ подобно яростному огню в тростнике, да рассечет его своим могучим оружием, да раздробит его тело, как глиняное изваяние. Нинту, верховная княгиня стран, мать родившая меня, да лишит его наследника, да не сохранит его имени [в потомстве], да не произведет муж­ского потомства в его народе. Нинкарраша [172] , дочь Ану, дарующая мне благо, да пошлет из Э-Кур на его тело тяжкую боль, злую болезнь, мучительные повреждения, которых не излечить, [52] сущности которых не знает врач, которых не устранить при помощи перевязки, которые, подобно смертельному укусу, неустранимы, так чтобы он тосковал по своем [былом] здоровье, пока не угас­нет его жизнь. Великие боги небес и земли, все ануннаки, бог-хранитель храма [и] стен Баббара да проклянут страшным про­клятием его самого, его потомство, его страну, его [постоянное?] войско, его народ и его [временное?] войско. Энлиль да прокля­нет его непреложным изречением своих уст, и пусть они [проклятия] немедленно обрушатся на него».

      Смотрите так же:

      • Методическое пособие по инженерной подготовке Пособие содержит основные положения по организации и способам выполнения основных задач инженерного обеспечения подразделений связи в различных видах боя. Предназначено для студентов 2, 3 курсов, обучающихся по специальности ВУС 121203. ВВЕДЕНИЕ Военно-инженерная подготовка (ВИП) как предмет обучения входит в состав тактической […]
      • Приказ мз 238 Законодательство Приказ №238 от 17 апреля 2015 года Приказ Министра здравоохранения и социального развития Республики Казахстан №238 от 17 апреля 2015 года Зарегистрирован в Министерстве юстиции Республики Казахстан 23 мая 2015 года № 11138 Об утверждении Методики ежегодной оценки деятельности административных государственных […]
      • Приказы для дерматологов Приказы для дерматологов МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 11 декабря 2007 года N 750 В соответствии со ст.37.1 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 года N 5487-1 (Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета […]
      • Правила работы 2007 Приказ Министерства транспорта Российской Федерации (Минтранс России) от 8 февраля 2007 г. N 18 г. Москва "Об утверждении Правил нахождения граждан и размещения объектов в зонах повышенной опасности, выполнения в этих зонах работ, проезда и перехода через железнодорожные пути" Зарегистрирован в Минюсте РФ 22 марта 2007 […]
      • Закон 307-фз от 30122008 Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. N 307-ФЗ "Об аудиторской деятельности" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. N 307-ФЗ"Об аудиторской деятельности" С изменениями и дополнениями от: 1 июля, 13, 28 декабря 2010 г., 4 мая, 1, 11 июля, 21 ноября 2011 г., 2, 23 июля, 28 декабря 2013 г., 4 марта, 1 […]
      • Закон об охране озеро байкал Федеральный закон от 1 мая 1999 г. N 94-ФЗ "Об охране озера Байкал" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 1 мая 1999 г. N 94-ФЗ"Об охране озера Байкал" С изменениями и дополнениями от: 27 декабря 2000 г., 30 декабря 2001 г., 24 декабря 2002 г., 23 декабря 2003 г., 22 августа 2004 г., 4, 18 декабря 2006 г., 30 октября 2007 […]